Альпклуб МАИ
     
 

Главная / очерки / ...

Дневник экспедиции "Пик Коммунизма: юго-западная стена"

Автор: Игорь Тарновский

Первый день

«Это не Боливия! Это экваториальная Африка!»
( Жюль Верн. «Пятнадцатилетний капитан.» )

Мы в Джиргатале. Приятное прохладное джиргатальское утро. У нас все готово, и мы ждем, когда вертолетчики примут решение на вылет. В горах непонятная погода, но откладывать вылет мы не можем, сегодня 2-е августа. Завтра вертолет улетит на три недели в Душанбе.

Вчера мы классно провели время. Это был отличный день отдыха, все радовались возможности провести хотя бы один день внизу, по-настоящему в тепле, гуляли по поселку в странной для этих мест одежде, обращая на себя внимание жителей. Вообще-то, мы собирались перелететь с поляны Москвина, где расположен МАЛ на ледник Беляева под юго-западную стену пика Коммунизма, но вертолетчики не захотели брать 5-ти тысячный перевал. Пришлось лететь сначала вниз, в поселок. В высотной одежде… Чертовски жарко,скажу я вам, в Джиргатале в полдень ходить в виндблочных басковских штанах, но, зато, у меня были с собой шлепанцы! У Андрюхи Машенина были только высотные ботинки- «Спантики» (: да…Обойдя все магазины поселка, нашли единственную пару тапочек подходящего размера, правда,… женскую, да еще на каблуках! Это надо было видеть! Повеселились вчера от души…

7ч 20мин. Идет экипаж.
- Летим на Беляева?
- Летим, закидывайте барахло!

Сегодня у всех совсем другое настроение. Проверяем в уме собранное снаряжение. Хотя, теперь уже,- что забыли, то забыли. Сдаем Зарине деньги и документы. Зарина – это наш надежный тыл. Совершенно замечательная женщина! Нам приятно, что она летит нас провожать.

7ч 30 мин. Летчики лихо подняли Ми-8 МТВ. По 2000 лошадиных сил слегка шуршат над каждым ухом. В кабине пилотов указатель высоты без стекла. Ну и правильно, для чего автобусу спидометр? Переглядываемся друг с другом, немного не по себе от того, что никто не знает, что нас ждет впереди. Людей на Беляева не было с 1990-го года.

- Ну как, нормально?
- Нормально.

Летим. Теперь только вперед.
А у погоды оказались на этот день свои планы, и с нами она советоваться даже не собиралась. Наверху мы уперлись в облака без малейшего шанса пролететь вперед. Летчик делает круг над сплошными разрывами ледника, зовет в кабину Михаила, показывает пальцем куда-то в туман, прокричав: стена Коммунизма - там, ну т.е. тут, совсем близко. Мы понимаем, что прилетели.

Летчик как и мы здесь впервые, погода ему явно не нравится, и, как только, он увидел выложенный белым камнем круг с посадочным «Т», он тут же повел машину на посадку. Быстро выбрасываем мешки, садимся рядом на корточки, Зарина желает нам удачи.

Погода неустойчивая, то ли развиднеется, то ли все затянет сплошной туман. Летчик, не дожидаясь ответа на этот вопрос, сматывается так, как будто он пилотирует ракету. Все.

Какое-то время смотрим друг на друга. Шесть человек. Семь мешков. Вертолет улетел. Прогоняю мысль про Черноморское побережье и свои умственные способности в контексте выбора места пребывания. Мы, ведь, этого хотели? Да, мы хотели. Все идет по плану.

Макс (Панков) быстро спускается вниз, ближе к леднику. Остальные тоже понемногу разбредаются от места выброски. Здесь стоянка прошлых экспедиций. Везде валяются использованные ржавые пятидесятилитровые газовые баллоны, их штук 10. Газовая плита, доски, алюминиевые кастрюли. Кастрюли нам пригодятся. Растут шампиньоны- можно варить суп.

- Коляныч (Синюшин), смотри – показываю на натуральное каменное ложе с подголовником. Метра два в длину. На боковой стороне выбито крюком: «ОПЕРАЦИОННАЯ 1968год». В 1968 году перед первопрохождением стены п.Коммунизма четверка Мысловского участвовала в спасработах на п.Ленинград. Может тогда и появилась эта надпись? Сверху на камне тоже не слабо: « На, владей волшебной скрипкой, посмотри в глаза чудовищ и погибни славной смертью, страшной смертью скрипача.»

- Что-то известное. По-моему это Гумилев – отвечает он. Николай оказался прав, кто-то выбил на камне строчки из «Волшебной скрипки».

Но, черт возьми, где мы? Постепенно туман рассеялся. Где-то должен быть пик Коммунизма! То ли тот, который справа, то ли тот, что слева?
-Парни, вы и сами видите,- здесь нет пика Коммунизма!
-Как мы можем не видеть высшую точку всего СССР с ледника Беляева?
-Да, не видеть не можем. Значит, мы не на Беляева.
-Доставай карту!

Карты мне нарисовала Марина Таракановская, за что ей огромное спасибо. Но я сделал ошибку, я взял с собой только «хребтовку», на ней нет координатной сетки. Не предполагал я , что у нас возникнут трудности с ориентировкой. Андрей Машенин включил GPS, он показывает высоту 3900 м. Стало окончательно ясно, что мы не на Беляева. Мы существенно ниже. Что за ледопад перед нами? Смотрю в карту – да это же ступени ледника Гармо. Значит нас высадили на Сурковую поляну!

-Черт! Но вертолетчик же сказал, что мы рядом со стеной!
- Да, на вертолете тут действительно рукой подать! Каких-то 7 или 8 км.

Мишаня с Колянычем тем временем спустились к озеру за водой, Макс с Андреем Машениным и я с Андреем Петровым поставили палатки. Теперь ясно, что нам предстоит долгая работа. Сначала надо найти проходы в хитросплетениях стенок и трещин беспорядочно разорванного ледника Гармо, а затем в две ходки перенести снаряжение ближе к леднику Беляева. Потом снова искать проход, и снова подтаскивать снаряжение. Сколько у нас уйдет времени на этот путь? 3, 4 , 5 дней? Это точно не входило в наши планы. Мы рассчитывали, что уже сегодня будем высматривать свой маршрут, увидим «птицу», о которой столько раз слышали от наших ветеранов и начнем просматривать как и куда стена кидается камнями. Но делать нечего. Вниз до ближайших людей неделя хода.

Позавтракав, берем с собой груз на первую ходку и отправляемся вверх, т.е. на северо-восток в сторону ледника Беляева. Поначалу ледник выглядит вообще непроходимым, создается ощущение, что придется вешать веревку. Если это произойдет, у нас не останется шансов. Мы не уложимся ни по запасам продовольствия, ни по срокам эвакуации МАЛа с Москвина. МАЛ будет закрыт 25 августа. Времени у нас немного.

По леднику идем с БАСКовскими «стенными» баулами. Кажется, что нет ничего более неудобного для переноски на спине! Михаил больше всех мучается с мешком. Мне кое-как удается приспособиться. Тем временем мы дружно упираемся в очередной лабиринт трещин, скидываем груз и отдыхаем, пока Макс с Колянычем отправляются искать новый проход. На это уходит не менее часа, но все же мы прошли уже на взгляд не менее километра. Стараемся ставить побольше «туров», нам , ведь, предстоит пройти по этому пути еще 2 раза.

У всех присутствует ощущение досады от этой незапланированной преграды, но мы прекрасно понимаем друг-друга, и ни у кого не появляется желания сейчас обсуждать наши шансы. К черту расклады. Сейчас мы идем к Южной Стене Коммунизма. И все!

В пять часов дня мы оставляем свою заброску и налегке возвращаемся к нашему первому лагерю. Как хорошо идется налегке! И какое острое зрение у Андрюхи Петрова! Не доходя метров 200 до лагеря, он замечает здоровенных черных воронов, разгуливающих рядом с палатками. И поделать с этим мы ничего не можем. Подходим ближе. Мы бесследно лишились 0,5 килограмма копченой колбасы и четырех шоколадок. Сублиматы птицам не понравились. А ведь именно об этом предупреждал меня Вячеслав Васильевич Глухов, один из четверых первопроходцев стены! Может это как раз те самые вороны, которые таскали продукты Мысловского? Новых растяп ждать пришлось всего-то каких-то сорок лет. На сегодня хватит. Андрей Петров приготовил отличную еду. Всем ужинать и спать. Завтра снимем лагерь и пойдем мимо нашей заброски настолько далеко, насколько позволит световой день. Время теперь будет не на нашей стороне.

Утро третьего августа

Погода великолепная. Увидели хозяев нашей поляны. Я пытаюсь подобраться к суркам поближе, чтобы сфотографировать, но, с характерным свистом, те исчезают в бесконечном лабиринте своих нор. Собираем лагерь и, ориентируясь по установленным вчера «турам», уходим с «Сурковой поляны» по леднику Гармо к нашей заброске. На часах примерно десять. Сегодня мешки полегче, да и дорога знакома, поэтому идем быстрее. Макс идет первым, обращаю внимание, что он идет по сложному рельефу очень уверенно. Коляныч нашел вчера на поляне старую лыжную палку, привязал к ручке тесемку и теперь у него есть дополнительная точка опоры, хотя выглядит с ней он немного комично. Свои «телескопы» мы, понятное дело, на стену брать не стали. Идем друг за другом плотной группой, минут по сорок, потом делаем остановку на отдых на десять – пятнадцать минут, и – снова в путь. На очередной остановке обсуждаем прочитанные книжки про восхождения на стену п. Коммунизма. Не можем припомнить, чтобы кто-то описывал такие труднопреодолимые участки при подходе к стене с «Сурковой поляны». Возможно, дело в том, что наши предшественники шли налегке, а груз сбрасывался с вертолета уже на ледник Беляева на «Грузинские ночевки». А может быть, за прошедшие годы изменился ледник. Около часа дня подходим к оставленной заброске. Вчера все принесенное снаряжение сложили в запасной транспортный баул. Теперь он красуется на снегу ярким оранжевым пятном. Останавливаемся здесь и забираем часть заброски. До этого наш путь проходил по орографически левой стороне ледника. Теперь мы переходим на среднюю часть. Ледник становится заметно ровнее, идется теперь быстро, несмотря на потяжелевшие мешки. Теперь идем каждый в своем темпе, собираясь вместе на остановках для отдыха.

К четырем часам выходим на слияние ледников Гармо и Беляева. Дальше путь пока не просматривается, но зато в разрывах появившихся около полудня облаков, из-за пика Ольги нам показывается Южный гребень пика Коммунизма и кусочек стены! Это уже кое-что. Сразу беремся за фотоаппараты.

Ставим лагерь, готовим чай. Но расслабляться рано. Вернее, Михаил не дает этого сделать. Мишаня - наш полноправный лидер и капитан. За день всем надоело ходить по леднику, устали. Но световой день позволяет принести нашу оставленную в середине пути заброску, а, значит, завтра мы сможем не тратить на это время и перенести часть груза на «Грузинские ночевки». Решаем, что Макс сейчас пойдет на разведку завтрашнего пути. Прикинули, для переноски оставшегося груза, достаточно троих человек, все-таки, большую часть пути предстоит пройти по достаточно ровному льду, но никто не хочет оставаться на отдых в лагере. В результате идем все.

Вечером, за ужином в темноте замечаем далеко внизу, где-то в районе «Сурковой» фонарь. Совершенно не ожидали увидеть в этом районе людей. Они тоже видят наши огни. Потом, спустя полтора месяца, узнаем, что это была группа туристов из Новосибирска. У них серьезно заболел один из участников, еще у одного возникли проблемы с глазами. Группа вышла на «Сурковую» третьего августа, а четвертого к ним прилетел вертолет и забрал пострадавших.

Четвертое августа

Рано утром уходим с заброской в направлении «Грузинских ночевок». Проходим мимо пика Ольги. Справа остается здоровенный ледопад. Сам ледник Беляева вполне ровный, забираем влево и идем вплотную к морене не опасаясь трещин. Еще на «Сурковой поляне» у нас возникла идея, чтобы не идти крюк через разрывы Гармо, обойти безымянный отрог справа по кулуару, и спуститься с перевала прямо на Беляева. Теперь мы видим обратную сторону этого перевала и вполне довольны, что не пустились в такую авантюру. Со стороны Беляева с него стекает висячий ледник, обрывающийся грандиозным ледопадом.

С интересом осматриваем стоянку известнейших экспедиций. Деревянные ящики, стальные двухсотлитровые бочки, газовые баллоны. В некоторых, похоже, остался газ, но надеждам его использовать не суждено осуществиться: вентили на баллонах намертво заржавели и стронуть их не получается даже с помощью найденного разводного ключа. В полуистлевшем фанерном ящике находим аккуратно поставленные канистры. Написано что-то про Киев, уже невозможно разобрать. В одной из них литров 10 бензина, но у нас нет бачков под него для наших горелок. Что ж, может он пригодится кому-нибудь еще. Сюда же кто-то притащил капот и хвостовую балку потерпевшего аварию в незапамятные времена выше по склону Ми-4. Из капота получилась отличная защита от снега и ветра, такая «четвертьсфера» высотой метра полтора. Здесь устраиваем склад нашей небольшой экспедиции и возвращаемся в лагерь. Погода совершенно безоблачная, и это нас обнадеживает…

Сегодня вечер седьмого августа

На пятый день мы, наконец-то, перенесли под стену наш лагерь. Здесь высота 4900 м и идеально ровный участок ледника, великолепная площадка для посадки вертолета, эх, если бы нас выбросили сюда.

Вчера за ужином у нас состоялся «совет в Филях». Решали, каким маршрутом нам попасть домой на поляну Москвина. По прямой до нее осталось всего около 7 км. Правда, при этом надо еще подняться больше чем на 2,5 км вверх.

Продолжение следует...

 
Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться -->
или
 
--> Зарегистрироваться <--
   

    




Подписаться на новости
 
Camp Russia
Венто
Simond

Маёвец.ru
         
  © 1996–2018 Альпклуб МАИ