Альпклуб МАИ
     
 

Главная / очерки / ...

НЕПАЛ – МАНАСЛУ 2009 – МОСКВА

Первые впечатления у трапа

Автор: Александр Чесноков

Синев, Рожков, Болотов, Рожков, Дуганов

Ура! Они вернулись на Родину. Катманду – Доха – Москва. 14 часов в дороге. Сегодня 28 мая 2009 года их самолет приземлился в Домодедово.

У них был всего один шанс – один на миллион, мизерный такой шансик. И они им воспользовались. Они просто очень хотели туда подняться – на Эту Вершину и на Эту Гору. Наверное, сильнее, чем кто бы то ни было. И они сделали это. Вопреки всему. На грани. На пределе возможностей. Со второй попытки в пятом выходе и на третьем штурме (!) 18 мая в 10.30 утра они были на вершине Манаслу на 8,163м. На вершину поднялись трое. Оставшиеся трое обеспечивали связь и безопасный спуск.

А мы их ждали. Мы – это те, кто был вместе с ними в самом начале экспедиции, но по разным причинам ушли от них раньше. Мы – это те, кто тоже очень хотел, но по разным причинам не смог. Мы – это те, кто душой и сердцем все время был с ними рядом, переживали за них, молились на погоду и желали им удачи. И держали за них пальцы скрестно – пусть парни зайдут! Они ЗАШЛИ. И они ВЕРНУЛИСЬ.

И мы решили, а почему бы нам не взять у них интервью? Мы, конечно, не журналисты. И никогда в жизни ими не были. Но почему бы не попробовать? Когда еще удастся собрать их вместе.

И, прихватив бутылку коньяка, мы двинули в Домодедово. И вот теперь мы сидим с ними в аэропорту – есть пара часов между рейсами, чтобы поговорить. Дальше они пересядут в другие самолеты и полетят домой, где их уже заждались семьи и друзья: Вождь (Алексей Болотов) и Михалыч - он же Жека (Евгений Виноградский) – в Екатеринбург, Мастер (Глеб Соколов) – в Новосибирск, Директор (Сергей Дуганов) – в Питер, Ольга Быстрова – в Ангарск, а Эдик Рожков – в Великий Новгород.

Потом, позже про них, конечно, напишут профессионалы. И возьмут еще не одно интервью. А они еще долго будут вспоминать и рассказывать, как это было. Там, на Манаслу. На 8,163 м. На вершине.

А сейчас мы не теряем время, выдыхаем и первый вопрос:

- Алексей, как к руководителю экспедиции, тебе первое слово. Есть такая поговорка «Везет тому, кто везет…», и похоже она на все 100 сработала в данном случае.

Давай вспомним хронику экспедиции:

11 апреля вы все поднимаетесь в базовый лагерь
13 апреля Пуджа и подъем в Лагерь 1 на 5800 – это ваш первый выход
14 апреля выход из Л1 в Л2 на 6400 (Болотов и Ко, Володя + Сергей)
15 апреля непогода и вы возвращаетесь в базовый лагерь
16 и 17 продолжает идти обильный снегопад
18 апреля второй выход – вы уходите в первый лагерь в лавину на пути попадают Фроленко, Москалев и Сойфер (плюс высотный шерп Ольги Пурба, он же «Турбо», он же «Пумба») Все обошлось.
19 апреля отсидка в Л1
20 апреля все вышли в Л2, по новой тропежка и провешивание перил после снегопада
21 апреля ставите 3й лагерь на 7100 и забрасываете туда основной набор продуктов и вещи для промежуточной стоянки на 7400 Часть группы (Москалев и Ко, Виноградский и Ко) ставят третий лагерь на 6800
22 апреля опять непогода и после ночевки на 7100 все спустились (вас практически сдуло!) в базовый лагерь
23 апреля Часть групп уходит вниз в деревню Самагаон на отдых перед штурмом.
25 апреля третий выход и первый штурм. Вы в первом лагере.
26 апреля вы в Л2, холодно и сильный ветер, идет снег
27 апреля вы на 7100, вторая четверка на 6800
28 апреля погода благоприятна, ветер, но не сильный, вы начинаете штурмовой выход. Вышли на гребень на 7400 – там ледяная площадка с останками и палаткой. Вы решаете разделиться - ты уходишь дальше наверх, ребята уходят вниз в Л3 на 7100. Остальные группы ниже – кто в Л2 на 6400, кто в Л3 на 6800. После 11 часов одиночного штурма примерно до 7800 ты решаешь повернуть и идти вниз в третий лагерь. По пути «проскакиваешь» мимо своего лагеря на 7100 и ночуешь у Виноградского на 6800. В эту ночь вы «потеряли» друг друга (отступление авторов – «Леха, какого черта ты не взял рацию?!»).
29 апреля связь восстановлена, все нашлись и благополучно спускаетесь из Л3 .
30 апреля все группы в базе.
1 мая завершают экспедицию и уходят вниз Фроленко, Рыженко и Илья Рожков, Задохин (Задохин уходит 3 мая)
1-4 мая все в базовом лагере, идет перегруппировка сил и составляются новые планы на выход. Погоды нет, идет снег.
5 мая четвертый выход – все группы в Л1 на 5800
6 мая выходите из Л1 в Л2 на 6400. на подходе к Л2 попадаете в лавину – обрушение снежной доски (Болотов, Дуганов, Белоус)
7 мая вы остаетесь в Л2 ждать погоду, снег не прекращается.
8 мая вы выдвигаетесь наверх в Л3, раскапываете там палатки (уцелела одна) и остаетесь на ночевку Вниз уходит Ольга .
9 мая 7 человек (Болотов, Дуганов, Белоус, Синев, Лутохин, Виноградский, Соколов) делают попытку второго штурма в ночь с 8 на 9 мая. Очень сильный ветер, снег и вы решаете прекратить попытку. Все спускаются в базовый лагерь.
10 -13 мая Все в базе. Погоды по-прежнему нет. Прогнозы неутешительные.
14 мая Завершают экспедицию и уходят вниз Белоус, Москалев, Чесноков, Сойфер, Синев и Лутохин. Быстрова спускается вниз в Самагаон и решает уходить с Пурбой в трек на перевал. Эдик Рожков на пару дней спускается вниз и решает не идти на штурм. Оставшаяся команда решает идти в пятый выход – третья попытка штурма.

Мы: Итак, 14 мая. Вас осталось на горе 5 человек – ты, Михалыч (Виноградский), Глеб (Соколов), Серега (Дуганов) и Бидзина (Гуджабидзе). И вы решили идти на штурм. Пятый выход, правильно?
Что происходило дальше? Расскажи про это поподробнее, пожалуйста.

(И дальше мы говорили все вместе. Я периодически задавала им вопросы, они вспоминали, отвечали, перебивали друг друга, в какие-то моменты смеялись, в какие-то грустно улыбались и передергивали плечами – видимо вспоминали что-то свое, сложное до мурашек).

Алексей: 14 мая пошли в первый лагерь на 5,800. Тропили по новой. Снега было очень много. Практически по новой маршрут прокладывали.

Сергей: Там (в первом лагере) нашли и вырыли 2 палатки. Одну раздавило - она была полностью разорвана. А вторую – маленькую – мы как-то собрали и поставили. В маленькой ночевали Мастера (Виноградский, Соколов) и Бидзина. А мы с Лехой выкопали пещеру в снегу и ночевали в ней.

Глеб: 3 метра снега там выпало – до козырька только метра 2 было.

Мы: Глеб, а ты часто вот так с 3-х метров «откапывался»? У тебя почти 60 восхождений. Раньше такое бывало?

Глеб: Не, 3 метра за это время не копал ни разу (улыбается). Но надо же начинать когда-то.

Сергей: Пришли в первый лагерь – откопали. На следующий день пришли во второй лагерь – там тоже откапывали.

Алексей: Мы там колодцы рыли, чтоб палатки найти. А Михалыч (Виноградский) из первого лагеря в базу вернулся. Посмотрел, сказал: «Нет, парни, я не пойду».

Мы: Михалыч, а почему ты в первом лагере решил, что не пойдешь дальше?

Евгений: Я шел и собирался зайти. А в первом лагере посмотрел на количество снега и сказал: «Я, ребята, не пойду». Там снег лежал на всех подушках. Риск лавины был очень велик. И мы уже попадали несколько раз. Я считал, что пару дней надо подождать, пока снег приляжет. А пары дней у нас не было.

Сергей: Дней и правда не было. Прогноз был благоприятный только на 17-18. Нам либо наверх идти надо было, либо вниз совсем. Мы вот идем с Лехой, тропим, а они за нами. А снега – вот так вот (показывает по пояс), где коленом идешь, где ногой – проваливаешься.

Евгений: Два дня у нас только и было, как оказалось потом.

Алексей: Переночевали и 15 мая вышли во второй лагерь на 6400. Потом 16-го – в третий на 7,100.

Мы: А что случилось с Бидзиной (Гуджабидзе)? Как он шел? Почему стал из второго лагеря спускаться?

Алексей: Бидзина заболел просто. Нормально он шел. Но когда заболел, выбора не было. Ему надо было идти вниз.

Евгений: Я в базовом лагере уже был. А Бидзина из второго лагеря стал спускаться, пришел в базу больной совсем. Я ему лекарства сразу дал. Поглядывал потом, как он там в палатке. Слава Богу, что он там во втором лагере не остался, а смог спуститься. Потом оклемался, конечно, ничего.

Сергей: Ему еще раньше надо было начать спускаться, но видишь, как наверх-то хочется.

Мы: Ну, а дальше как было?

Алексей: Мы пришли на 7,100 16 мая. Переночевали и 17-го попытались выйти, потому что с 17-го на 18-е давали прогноз хороший. Вот мы 17-го и пошли.

Мы: Ну, и…?

Сергей: Что «ну, и»? Сдуло нас оттуда!. По прогнозу на 17-е давали улучшение погоды, а у нас после обеда снег шел и ветер был очень сильный.

Алексей: Решили вернуться на ночевку. На 7100.

Мы: Вас Гора как будто не пускала. Сомневались в этот момент? Были мысли, что не зайдете?

(тут в разговор вступает молчавший до сих пор Дима Синев)

Дима: Маловероятно было, что зайдут. С такой снежной обстановкой, с такой лавинной обстановкой… Вот если бы были какие-то правильные парни, то они бы в первом лагере поняли, посмотрев на склоны, что нужно сидеть 2 дня – ждать пока снег присядет. А наши – они «неправильные» парни, русские! А ты им про сомнения! (все заулыбались)

Сергей: Был там момент сомнения в третьем лагере. Помнишь, когда палатку там ветром колотило так, что она ходуном ходила.

Глеб: Один раз только промелькнуло – когда 17-го в плохую погоду вышли. А так у меня не было никаких сомнений, что мы зайдем. Не было сомнений. (Заулыбался). Я шел «обреченно» наверх!

Мы: Леш, а ты сомневался? Или ты сразу знал – вот, сейчас пойду и гора моя?

Алексей: Нет, конечно, нет. До последнего момента, пока не поднялся последние 5 метров, всегда сомневаешься. 100% уверенности нет до самого победного конца.

Глеб: Не такие, конечно, сомнения, как зайду \ не зайду. А просто всегда могут быть обстоятельства, которые могут тебе помешать – не более того.

Алексей: Окончательная уверенность – это когда уже на вершине (улыбается).

Сергей: Ветер начал утихать уже к полуночи. Стал уже порывистым, с затишьями. И вот тогда уже более или менее появилась надежда, что погода действительно наладится и можно пробовать выйти на штурм.

Мы: А почему не стали на 7400 лагерь ставить?

Сергей: Когда 17-го попытались выйти, гипотетически рассматривали возможность поставить промежуточный лагерь на 7400. Только ветер был очень сильный. Пошел снег. Не было возможности никакой.
И мы остались на 7100, переночевали и 18 мая в 1 час ночи еще раз попробовали – вышли на штурм уже.

Алексей: Мы с 7100 пошли на вершину. На 7400 не стали останавливаться.

(Прим.: Это была их вторая попытка в пятом выходе – и третий штурм)

Мы: А вы перила там вообще какие-то нашли?

Алексей: Ну, да. 17 числа, когда пытались первый раз выйти, дошли до первой веревки. Нас оттуда сдуло – холодно было очень и ветер еще. В общем, вернулись на 7,100.

Сергей: Вышли с Глебом, посмотрели. Перила увидели. Потому что в ночи, когда уже на штурм вышли, мы бы там вообще ничего не нашли. Луна уже неполная была – видно было не очень.

Мы: Сколько по времени вы 18-го шли до вершины?

Алексей: Ну, там где-то 9-9,5 часов. В 10.30 были на вершине.

Сергей: Потом около часу дня были снова на 7,100, там заночевали и 19-го пошли вниз в базовый лагерь.

Мы: У вас это был пятый выход, вы почти 5 недель на горе. Физических сил хватило?

Сергей: Шли хорошо. Здоровья, Слава Богу, хватило всем. Мы там, на 7400 оставили веревки. На 7700-7800 оставили рюкзаки – шли налегке. И были единственные, кто работал без высотных шерпов. Мы, чех и португалец еще. Все остальные – с шерпами.

Глеб: На следующий день когда мы пошли вниз, ветер утих, но были очень сильные порывы и погода вот если честно идеальной не была.

Евгений: Никто бы не пошел больше в этот день – другие экспедиции. Потому что опасно. А на следующий день они все и пошли. Когда наши уже зашли на вершину. За ними следом.

Глеб: Внизу на 7100, где мы были, там ветра не было. А выше поднялись – просто сдувало. Но ничего, нормально. А вот следующий день – он был вообще идеальный. Но кто бы знал бы. А мы уже зашли.

Алексей: 18-го мы спустились на 7,100. 19-го спустились в базовый лагерь и 20-го ушли треком вниз. Вот и все, собственно. (Собственно. Как-то это просто и буднично у него прозвучало. Все на минутку замолчали.)

Мы: Леш, мы знаем, что Манаслу стала 10-м восьмитысячником в твоей копилке и 6-м в зачете 14 вершин мира. Есть ли желание продолжать движение в этом направлении? Есть ли мысли о следующих экспедициях?

Он не успел нам ответить. Только хитро так прищурился. «Внимание. Объявляется посадка…..» - и мы поняли, что пора сворачиваться. Время нашего первого в жизни импровизированного интервью истекло, и мы отправились провожать наших друзей на их рейсы. Они летят домой. Экспедиция закончилась.

Они зашли. И они вернулись. К нам. К вам. К новым будущим вершинам.

P.S. / ПОСТСКРИПТУМ (прямая речь):

ЭДИК.

- А ты когда решил, что не пойдешь?
- После 4-го выхода. Начался сильный кашель и я спустился . Сходил на 2 дня в Самагаон. Потом поднялся опять в базовый лагерь, где были Бидзина и Виноградский.
- Т.е. вы втроем были на связи и обеспечивали отход?
- Ну, в общем да.

ОЛЬГА

- Не обижали там ее?
- Мы ей восхищались.

Виноградский:
- Мы до сих порей восхищаемся. Она только в преферанс с нами никак – не любит она его. Мы во втором лагере ей сказали, мы теперь будем играть тут в преферанс. Откопали ей палатку Задохина и она там ночевала. А мы играли.

Сергей:
- Она там Пурбу (прим.: высотный шерпа, который работал персонально с Ольгой) укатала просто. Он ей – мы не пройдем здесь. А она ему – нет, пройдем. И проходили. Сила, в общем.
- После третьего выхода она решила, что пойдет вниз. Сказала, что поняла теперь, что такое восьмитысячники.

ПРО ДРУГИЕ ЭКСПЕДИЦИИ

- И мы вышли на час где-то раньше всех, они нас догнали, сели покурить - человек 30 за нами шло – итальянцы, французы, шерпы с ними, которые им лагеря поднимали. Это мы только без шерпов шли, да португалец.
- Сидят и ждут, что мы дальше делать будем.
- Мы вот когда улетели там, там же тоже итальяшки вот эти – они развернулись и ушли.

ПРО ЛАВИНЫ

Дима Синев:

- Предпоследний серак перед вторым лагерем – она (лавина) первый раз с ним сошла. А второй раз – из под Лехи, он ногой ее спихнул, но он был к перилам пристегнут и одной ногой стоял плотно, поэтому не улетел. Она кА бы из под него вышла.

Алексей:
- Склон он весь такой был ползущий, плохо-держащийся. Где-то тропишь – он ложится даже с шага, а где-то нет. Идешь и думаешь: «Вот щас поеду, щас поеду».

Илья Рожков:
- Перед первым лагерем на втором выходе улетели Фроленко, Москалев и Пурба - это вторая уже была. Димку (Фроленко) сбило – он только за веревки брался и его зацепило. С первой никто не улетел - она мимо прошла. Это на втором выходе было – к первому лагерю когда подходили. Сперва первая сошла, но мы убежать успели. Доска сошла – просто пласт снега съехал. А вот вторая парней цепанула.

Глеб:
- Мы еще раз там (в пятом выходе) в лавину попали – выше 6800. Решили срезать путь и пойти прямо. Ну, и так ничего, нормально. Обошлось. Правда, лежали все вместе – в кучу. Леха говорит: «Ну, что парни, пора вылезать». Ну, вылезли и пошли дальше.

Алексей:
- Всего 6 лавин было. Я побывал или в двух, или в трех. Смотрю на снег - вдруг поедет. Глебу говорю: «Глеб, понюхай снег. Можно идти?» «Можно» «Ну, и идем тогда».

«Девчачий» вопрос от дилетантки Вождю (Болотову) перед заходом в зону спец-контроля:

- Лех, ну, Лех, ну, зачем вот все это? Каждый раз вот так, на измор? На фиг тебе это надо?
- ??? (…взгляд как на душевнобольную…). Ты воздухом дышишь?
- Ну, да… (озадачена, не понимаю)
- На фиг тебе это надо?
- … (..упс..) ...

Занавес.

28 мая 2009 г.
Москва, аэропорт Домодедово.
Ирина Авдеева, Александр Чесноков, Дмитрий Синев, Илья Рожков.

 
Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться -->
или
 
--> Зарегистрироваться <--
   

    




Подписаться на новости
 
Camp Russia
Скалолазный центр BigWall на Савеловской
Simond
ClimbLife - Путешествия на скалы.

         
  © 1996–2018 Альпклуб МАИ