Альпклуб МАИ
     
 

Главная / очерки / ...

Крымский дневник сбора МОЧИ
(Малой Отдельной Части альпклуба МАИ)

Авторы сразу должны отметить, что сей дневник, отражает сугубо личный взгляд на действительность, написан со слов оставшихся в живых свидетелей и ничего общего с правдой о происходивших событиях не имеет.

28 апреля

В Симеизе началось скапливание МОЧИ.

Надо напомнить, что весной 2002 года альпклуб МАИ разделился на шесть частей.
Первая, самая многочисленная, во главе с тренером Волковым, была сослана в Домбай – месить снег и ловить белок.
Вторая, во главе с младшим тренером альпклуба по скалолазанию Светланой Чистяковой (в дальнейшем МЧС) отправилась в Крым для поддержания позора Альпклуба на чемпионате Москвы по скалолазанию.
Третья, в составе Дмитрия Москалева выдвинулась в Гималаи на Шиши-Мыши-Пангму.
Четвертая, под руководством Захаровой Светланы отъезжала в Москве, подготавливая свадьбу заместителя лидера разврата по алкоголю Абрамчика$ со Светланой Абрамовой.
Пятая, в лице Абрамова Александра, осталась замещать руководство фирмы X-COM, исполняя одновременно обязанности: кладовщика, генерального директора, генерального менеджера и директора филиала (своего непосредственного начальника).
Номер шесть, как всегда достался Малой Отдельной Части во главе с тренером по сну и режиму (далее ТСР), который от свалившейся на него ответственности забыл о мирских утехах, две недели не брал в рот ничего кроме белков, жиров, углеводов, и не позволял скапливаться в своей постели коллективам более трех человек.

29 апреля

Проявился Голубцов Алексей, и Кашенков с семьей и кучей южнорусских родственников. День был ознаменован попытками лазить и выводом из строя лидера Маевского скалолазания Веричева Е., упавшего с бетонной лестницы в попытке поймать случайно выпавшую изо рта пинту алкоголя и повредившего переднюю руку.

30 апреля

Попытки лазить постепенно переходят в лазание. У ТСР наблюдается рост скалолазных результатов по сравнению с прошлым веком, у Кладовщика ссоры с женой и посталкогольная боязнь высоты.

1 мая

Поступило известие о том, что генеральный менеджер проспал самолет до Анапы и теперь в автомобиле, управляемом директором филиала мчит в Симеиз для участия в весеннем сборе МОЧИ. В программе дня солидарности трудящихся организованно совместное лазание с отрядом Копылова А.

2 мая

Команда МОЧИ усиленная Копыловым и Виноградовым из отряда, тремя Маёвскими скалолазами и одной скалолазкой выдвинулась в район Мшатки-М.Кильсе, чтобы пятью независимыми связками совершить восхождения по 3-м популярнейшим тройкам Б района. Чистяков-Виноградов, Горбунов-Никитин – "Обратный интеграл". Голубцов-Копылов – "Интеграл". Фонарев-Чистякова, Занегин – Сушкин – "Коля+Толя".
Восхождения прошли четко, все участники продемонстрировали достаточную техническую, психическую и физическую подготовку. ТСР остался доволен. Приехал генеральный менеджер (далее ГМ) с директором филиала (далее ДФ), по пути сбив козу, задавив курицу и вступив в противоестественную финансовую связь с 6-ю инспекторами Украинской ДАi.

3 мая
День отдыха в Никите для всех кроме ГМ и ДФ

ДФ прошел краткий курс скальной подготовки, продемонстрировал устойчивость и патологическое отсутствие страха. В результате натер пах и подпалил неприкрытую волосами макушку.

4 мая
День позора Маевского альпинизма!
Чрезвычайное происшествие!

При выходе на маршрут "7-ка" на Форосском канте – 5Б к.с. связка Кладовщик-ГМ забыла веревку и железо. Отсутствие веревки было замечено на подъезде и было ликвидировано, отсутствие же железа обнаружилось лишь на 5-ой веревке. Все четыре веревки пролез ГМ, используя накопившийся в Москве тестостерон, столичный лоск и пребывание в дреме участка мозга, отвечающего за понятия: верх-низ, право-лево, круто-полого, а также глубокий сон Кладовщика, накануне участвовавшего в дегустации партии вин, закупленных на свадьбу Абрамчика $. Дегустация закончилась полной ликвидацией вышеуказанной партии. К счастью на пятой веревке Кладовщик проснулся, в результате был осуществлен срочный вызов спасотряда Голубцов-Кашенков, которым пришлось свернуть с "Левого ромба" и довести терпящих бедствие до яйлы.
В результате весенний сбор МОЧИ лишился штатного спасотряда, от смеха у Голубцова и Кашенкова началась икота, не прекращавшаяся до конца сбора, и не позволявшая заряжаться аккумуляторам перфоратора, предназначенного для сверления зубов и шлямбурных отверстий.
В это самое время группа из двух связок: ТСР-МЧС, Д.Петя-Горбунов, разумно взаимодействуя и подхватывая друг друга, быстро и качественно сходила правый вариант "Носа" (Кант по Канту 5Б). Надо отметить мужественное поведение всех, впервые побывавших на Крымских 5Б, Машенин, Занегин, Горбунов и МЧС лезли отважно, без срывов технических и психических, заслужили уважение старших товарищей и активное поведение на бивуаке в ночь с 4 на 5 мая.

5 мая

Тяжелый день отдыха, выравнивание гормонального и кислотно-щелочного балансов, тревожный сон, провалы в памяти. У скалолазов предстартовый день. Подготовка к дню позора Маёвского скалолазания.

6 мая
Позор Маёвского скалолазания!

Вся команда с упорством идиота долезает до одной и той же, достаточно низкой отметки и с криком "У-Бля" срывается. МЧС просыпает контрольное время, припудривая ноздри магнезией, вместо того, чтобы лезть. Ливень. У альпинистов отработка варианта "Спасение на водах" в Никите. Две Маёвских скалолазки Катерина-Катерина и "Здрасте, я Настя", после 0,75 портвейна знакомятся с мужчинами приятной наружности и неопределенного возраста и далее, выпав из режима сбора, живут по схеме: 0,75-зарядка – завтрак – 0,75 – Никиты – TAXI – 0,75 – грязные танцы – короткий сон – 0,75 – зарядка.
Голубцов с Кашенковым совершают рекордное восхождение по маршруту "Гибрид" 5В к.с. на Форосском канте. Маршрут представляет собой обход сложнейших веревок "7-ки" по "Левому ромбу", а сложнейших веревок "Л. ромба" по "7-ке". В результате сорван чемпионат Белоруссии "Малые горы", все участники которого попали в стационар ПНД г.Ялты с диагнозом "глубокая депрессия и потеря интереса к жизни, связанные с острым обострением комплекса спортивной неполноценности".

7 мая

Сбор МОЧИ отрабатывает лазание по мизерам на Кошке. Директор филиала покупает желтую косынку с черепами и надписью Metallica Продолжается позор Маёвского скалолазания: МЧС пробегает мимо кнопки "финиш" и замечает это только через 40 метров, когда заканчивается вторая, впопыхах подвязанная судьями веревка.

8 мая
Спортивный подвиг!

Окончательно проснувшийся кладовщик вдвоем с директором филиала, который последние 36 лет занимался исключительно разведением рыбок, отправляется на маршрут "Три сосны". Маршрут пройден без скальной обуви и вопреки теории о том, что не бывает лысых альпинистов.
После возвращения у ДФ наблюдалось начало бурного роста волос в области бровей, подбородка и груди. (Читайте дневник ДФ).
Это восхождение принесло решающие очки команде Альпклуба МАИ на Чемпионате Москвы в очном скальном классе и позволило занять 1-е место. УРА!

В этот же день Болдеринг! В результате Веричев, Никитин, Горбунов, Занегин, Карпов и Гальцов поклялись больше никогда скалолазанием не заниматься (Читайте интервью с МЧС).

В этот же день – Ай-Петри – Северная стена! В результате Голубцов и Кашенков поклялись больше никогда на Ай-Петри не ходить.

Вечером ужасное нарушение режима. ТСР, осознавая бессмысленность репрессий, уезжает в Артек играть в хоккей с Шайбой, прихватив с собой ГМ и Чемпионку мира по ледолазанию. Директор филиала едет в другую сторону, под Форосский кант, пожинать плоды своей альпинистской славы. В стане МОЧИ полный развал. Кашенков теряет телефон, Голубцов – остатки совести.

9 мая
День Победы!

Скалолазы готовятся к отъезду.

Машенин получает у Сдобниковой уроки скалолазного мастерства. Диагноз – безнадежен! ДФ мается любовными томлениями. ТСР и Кладовщик делают заброску веревки на Морчеку и спускаются участвовать в разгуле. Завтра решающий штурм.

10 мая
День Славы МАЁвского альпинизма!

Связка Горбунов, Машенин, Занегин совершают восхождение на Морчеку по маршруту "Труба" за один световой день. Связка Кладовщик – ТСР, искусанная дикими пчелами (ТСР сунул френд в их гнездо) сворачивают с "Классики" и присоединяются к младшим товарищам, по пути глотая тавегил и делая обезболивающие инъекции.

Вечером очередное посещение Симеиза подругами из Харьковского Авиационного института, быстренько съездившими по маршруту Ялта – Харьков -Ялта за подкреплением. Прощальный бал в "Ежах".

Окончательный вывод судейской коллегии:

СБОР МОЧИ ПРОШЕЛ ФЕЕРИЧНО!

p.s. Команда Альпклуба МАИ в составе Чистяков-Фонарев заняла 1 место в несостоявшемся очном скальном классе открытого чемпионата Москвы по альпинизму 2002 года.

 

В.Денисов "Дневник Крымского гостя".

Эпическое произведение в 12 частях, с прологом, двумя примечаниями и благодарностями в конце. (Данное произведение является логическим дополнением к "Дневнику МОЧИ", читается после него и помогает лучше понять мотивацию ряда поступков ряда наших сограждан очутившихся в ЮБК)

Действующие лица:


ТСР (тренер по сну и режиму Альпклуба МАИ) – ФОНАРЕВ Андрей, идеолог и вдохновитель проекта, борец за чистоту русского языка и общественной морали;
ГМ (генеральный менеджер) – МАШЕНИН Андрей, романтичный генерал, вернувшийся из отставки;
Кладовщик – ЧИСТЯКОВ Сергей, добродушный работник склада с темным прошлым;
Дядя Леша – ГОЛУБЦОВ Алексей, Альпинист с большим опытом и нечеловеческой скромностью;
Крестная мама – ЧИСТЯКОВА Света, лучший скалолаз в мире и по совместительству жена Кладовщика;
Настюха – ЧИСТЯКОВА Анастасия, моя сводная сестра, будущая чемпионка мира по скалолазанью и восточным единоборствам;
Юра – КАШЕНКОВ Юрий, партнер дяди Леши по большому опыту занятий альпинизмом и хересом;
Женя и Ксюха КУЛИКОВЫ – просто хорошие люди и нежные родители;
Андрей – их послушный сын, с пониманием относящийся к разнообразным увлечениям своих родителей;
Влад – ВЛАДИМИРОВ Дмитрий, гениальный рассказчик и профессиональный отдыхающий;
Егор – ВЕРИЧЕВ Егор первый покоритель "Кошки" посредством пива, неплохой водитель и неблагодарный пассажир, не умевший оценить стиль вождения "Нивы" ГМом в прошлом году;
а также – члены Альпклуба МАИ, Яхт-клуба ХАИ, пассажиры, альпинисты, скалолазы, жители Симеиза, Ялты, Харькова, Днепропетровска и Киева, инспектора ДАI, таможенники, официанты, кошки, собаки и ежи. В эпизодах – потрясающие ландшафты Южного Крыма.

Пролог

Идея записать в форме дневника воспоминания о посещении мною южного побережья Крыма в мае 2002 года показалась наиболее приемлемой, так как впечатлений много и все они смешаны и переплетены гораздо сложнее, чем, например, цели и логика ТСРовских амурных похождений.

Примечание №1. Я не случайно упомянул здесь ТСРа – его насыщенный возвышенными эпитетами и смелыми сравнениями, крайне афористичный русский язык, а также преобладание алых оттенков в одежде позволяет признать его центральной фигурой, светлым пятном и красной нитью всего ниже последующего повествования.

Примечание №2. Прочитав его отчет о майских событиях я поразился и позавидовал тому, что он помнит все именно в календарной последовательности. Например, в том, что 9-е было после 5-го мая, я был до последнего времени совершенно не уверен, и с благодарностью воспользовался его хронологией.

1 мая

Как оказалось впоследствии – действительно праздничный день.
Был разбужен в 9 утра грустным голосом ГМа с жалобами на слишком ранние вылеты самолетов на юг и просьбой подвезти его до Крыма. До пятницы я был совершенно свободен и мы отважно рванули навстречу солнцу, морю и украинским гаишникам. По дороге никаких примечательных событий не происходило, кроме принятия отечественными стражами дорог ГМа за меня, когда он показывал им мои документы. Они ласково называли его Валерий Анатольевич и нежно журили за отметку в талоне предупреждений об изъятии у меня прав в прошлом году. ГМ вернулся в машину грустный, много думал... Потом еще была совершенно необходимая всем нам украинская таможня с декларациями на украинском и английском, предназначенных исключительно не для русскоязычных туристов, потому что реклама на них была вся на русском, Там мы простояли в очереди 2 часа, в отместку не заплатив ни копейки долларов, что несказанно меня удивило. Всю дорогу получали смс-ки от разъяренного ТСРа, густо сдобренные нецензурными метафорами и эпитетами. Получили SOS от Жени и в два часа ночи искали, оброненный им в придорожном лесочке, бумажник, но почему-то не нашли.
Сразу же состоялось знакомство с реалиями заграничной жизни, – на предложение оплатить ночной обед в придорожном ресторане рублями последовало предложение их тщательно размять и использовать в другом месте по непрямому назначению.

2 мая

ГМ на мои расспросы об альпинизме и скалолазаньи обронил, что лысых альпинистов в принципе не бывает, поэтому я провел за рулем, не сомкнув глаз всю ночь, т.к. не смог заснуть, переживая отсутствие денег для обращения в RTH. Перспектива моего дальнейшего пребывания в этом мире дала глубокую трещину...

Ранним утром мы пересекли границы сонного, пустынного и тихого, видимо, по причине отсутствия в нем ТСРа, Симеиза. Встретили Юру, который показал ГМу приблизительное место его проживания. ГМ из благодарности за безопасную доставку снял мне небольшую будочку у себя во дворе и лег в ней спать. Я не смог сделать то же самое, т.к. даже один помещался в ней только по диагонали и пошел осматривать окрестности – достопримечательностей было много и с приблизительно одинаковыми ценами на нектар. Море тоже было где-то поблизости. В общем, жить было можно.

Потом мы поехали на Форос забирать наших с маршрута. Все они вылезли из каких-то кустов и оказались совершенно трезвы, к моему большому удивлению, поскольку вид на Форосский кант снизу не оставлял сомнений в том, что залезть на него во вменяемом состоянии совершенно невозможно.
ТСР торжественно объявил растроганному ГМу, что занял и держал именно для него самую большую кровать в квартире, причем, как выяснилось позже, держал до самого последнего дня, т.е. до отъезда. Вечером состоялись два знаменательных события, во-первых, меня познакомили с дядей Лешей, самым крутым из всех существовавших когда-либо на Земле альпинистов. Он оказался тих, скромен и улыбчив, даже пожал мне руку, но когда на свой вопрос ко мне, люблю ли я херес, получил отрицательный ответ, смерил меня таким взглядом, что даже Саша Македонский, усомнился бы в своей полноценности, что уж говорить про меня... Успокоился я только тем, что Македонский, вполне возможно, тоже хереса не любил. Во-вторых, мы встретились в "Ежах" с Владом, который был уже заполнен коньяком, но еще мог разговаривать без посторонней помощи, поведавшим трагическую историю про танец червяка и заложил первую фразу в МОЧАртову пятерку афоризмов, сказав задумчиво: "Ну, танцует пи@ор, кому какое дело...".

По дороге в Крым я переборщил с бодрящим напитком "Ред Булл" и никак не мог заснуть не только ночью за рулем, но и весь последовавший день, поэтому валить в постель себя пришлось лошадиной дозой смеси волшебной массандры и нежной перцовки с медом, в чем мне очень помогли на время благородно отказавшийся от хереса дядя Леша и Кладовщик со скромно сложенными бэтменскими крыльями за спиной. Чуть не убился ночью в темноте об Симеизский асфальт, – воздействие коктейля началось немного ранее моего прибытия в просторную будочку... Решил прикупить фонарик, несмотря на отговоры ТСРа.

3 мая

Утром поехали в Никиту. Был уверен, что это какой-то ресторан, т.к. вечер накануне помнил плохо и думал, что мы едем завтракать. Но это оказалось громадными камнями с дырками для ног и веревками для рук, где, с виду совершенно нормальные, люди сосредоточенно путались в этих веревках, используя какие-то железки и пачкая руки какой-то белой дрянью. Это называлось тренировкой скалолазов. Лысых среди них, действительно, не было ни одного...

Все же есть женщины в русских селениях! Есть даже такие, которые чувствуют себя плохо, когда другому хорошо. Пока я там прогуливался и никого не трогал, моя Крестная мама привязала мне, не скажу куда, какую-то хрень с веревкой, и сказав, что "тут даже девочки лазят и не падают", предложила мне проделать тоже самое на не самом горизонтальном участке скалистого Крыма, который под бурную радость хитро улыбающихся ТСРа и ГМа я и преодолел, выяснив сначала подробно, как оттуда слезать. Сильно не впечатлило, но приобщило слегка... Вот так собственно у меня и появилась весьма симпатичная Крестная мама.

Потом мы с ТСРом, ГМом и дядей Лешей наконец-то занялись собственно делом – поехали в Ялту искать... поклонниц, чтобы интеллигентно провести время у моря. ТСР и ГМ, приняв отдающее нездешним профессионализмом восторженно-меланхолическое выражение лиц, моментально решили проблему, познакомившись с двумя девушками из Яхт-клуба Харьковского Авиационного института. А дядя Леша в это время, выпив пива, пополнил наш рейтинг фраз, заняв в чарте сразу почетное второе призовое место из двух, сказав после глубокомысленной паузы на мое предложение тоже кого-нибудь заклеить, историческое: "Сами подойдут!". Я с уважением ему поверил, но, несмотря на то, что часто и внимательно оглядывался, так и не заметил очередь желающих "подойти к нам самим", поэтому мы присоединились к руководству, полюбовно к тому времени разрешившему дилемму "кто-кого", и поехали доотдыхать в Симеиз уже вшестером. Долго ужинали... Купленный утром фонарик так и не пригодился...

4 мая

Утром перед выездом на маршрут дядя Леша и Кладовщик, выпив немного оставшегося с вечера портвейна, что с моей точки зрения совершенно оправданно, так надышали им в машине, что по дороге меня оштрафовали местные блюстители автомобильно-дорожной нравственности за нахождение в трезвом состоянии в автомобиле с употреблявшими накануне алкоголь пассажирами. Трубка ко всеобщему удивлению не показала наличие алкоголя в моем организме, но чтобы не срывать восхождение, пришлось обеспечивать хлебом с маслом голодающих украинских продавцов полосатых палочек.

ТСР и ГМ вернулись утром с практических занятий по украинскому языку из Ялты усталые, но довольные, и привезли фразу-лидер, принадлежащую искрометному и поэтичному языку ТСРа: "Стоим мы, значит, на кухне в позе влюбленных...".

Потом я нагуливал также уставшим яхтсменкам аппетит по Ай-Петри, воспользовавшись в отличие от некоторых особо одаренных покорителей подвесным вагончиком, что тоже добавило ощущений. Остальные члены экспедиции зачем-то лезли на какую-то "семерку", потеряв по дороге какое-то "железо", хотя, я думаю, сделали это нарочно и совершенно правильно – зачем тяжести таскать, ведь там даже канатной дороги нет. Умный в гору...

Вечером ТСР, используя по максимуму свое воображение и неисчерпаемые богатства русского языка, особенно ненормативной его части, произнес гневную обличительную речь про то самое "железо" и по-отечески попенял Кладовщику и ГМу на недопустимость повторения подобного в ближайшем будущем. Дядя Леша активно и с удовольствием глумился...

Потом мы, кажется, пошли в какой-то клуб, помню только, что меня познакомили еще с одной яхтсменкой, но она оказалась не из ХАИ, а из "Динамо". Поэтому утром я почему-то оказался в Ялте на набережной без машины, документов и ключей от будочки, но с чрезвычайно одухотворенным лицом и с обломанными надеждами в глазах, из-за которых, видимо, меня и не пускали через фейс-контроль ни в один клуб выпить утреннюю чашечку кофе. Потом за мной приехал Кладовщик и забрал домой...

5 мая
Пасха

Праздник не задался с самого утра... Практически ничего не помню... Яйца какие-то варили белые, кажется... Смеялись много... Мобильный телефон сдох, сожрав последние деньги из-за многочисленных поздравлений, но от кого и с чем?.. Надо бросить пить хотя бы что-то одно. Решено, с кофе пора завязывать...

Дядя Леша подарил мне на память шлямбур и гайку к нему, и с этого момента меня можно было найти в любой точке Симеиза по характерному позваниванию в карманах. Также я уже мог блеснуть иногда причастностью к высокой касте ТСРовских одноклубников, вынимая из кармана к месту и не к месту эти две железяки. Но некоторые аборигены думали, что это какие шаманские вещи, и счета в ресторанах всегда подавали только ГМу или ТСРу. Потом мы пошли было всей толпой под проливным дождем посмотреть на какую-то Диву, но по дороге потерялись и дядя Леша подробно показал мне как и куда уходят результаты нашей совместной жизнедеятельности в Симеизе. На запрос ТСРу и ГМу: "Где вы?" Пришел емкий, как выстрел, ответ, состоящий из одного слова – глагола во множественном числе настоящего времени. Мы с дядей Лешей поэтому домой не пошли, а отправились к Жене и, чтобы не быть похожими на Винни-Пуха и Пятачка, которые пришли к Кролику с пустыми руками, прихватили с собой бутылку хереса, которую, сидя в гостях, и выпил в одиночку из горла сами догадайтесь кто.

Когда мы уже ночью возвращались с дядей Лешей домой, я предложил для облегчения процесса передвижения проложить шлямбурную дорожку из "Ежей" до дома прямо по асфальту, т.к. все же, хотя и небольшая, но вертикаль и все равно другими маршрутами мы практически не перемещаемся. Он сделал вид, что задумался над проблемой и по приходе домой немедленно заснул...

6 мая
Аналогично предыдущему

Вопрос Влада: "А че делали вчера?" вызвал тяжелую депрессию и тяжелые раздумья о тщетности существования мира, т.к. ответ не мог быть сформулирован в явной форме... Короче, просто поставил в тупик.

С утра поехали в Никиту лазить, ТСР очень хотел потренироваться и очень тщательно готовился, но, начавшийся наконец-то через два часа, дождь так и не дал ему такой возможности.

Крестная мама убыла на какие-то соревнования, кажется, что-то на скорость надо было делать, а свою ангелоподобную дочу оставила нам на попечение. Все же я думаю, что из Насти получится хороший Вождь Краснокожих... Наследственность, знаете ли... С целью расширения кругозора и пополнения словарного запаса ТСР научил её стишку, привести который я здесь не могу, т.к. это произведение могут прочитать дети.

Весь вечер слушал умные разговоры и вялые, явно математические, препирательства ТСРа и дяди Леши про какие-то ромбы, семерки, интегралы, из всего понял только, что дядя Леша и сейчас остается самым лучшим действующим альпинистом в мире, а ТСР при этом непрерывно нервно курит в сторонке. А также слово "веревка", видимо, речь шла о рыбалке, тем более что все разговоры сопровождались характерными раздвиганиями рук, но реплики типа "влезу-не влезешь" несколько сбивали с толку, что я отнес на свою некомпетентность, а спросить постеснялся. Кладовщик же задумчиво посмотрел сквозь меня и произнес сакраментальное: "Его надо на двойку сводить", что ТСР принял с восторгом, а дядя Леша и пришедший Юра Кашенков с присущим им оптимизмом и человеколюбием предложили мне написать подробное завещание, не забыв их тоже в нем упомянуть. Я посмеялся над шуткой, но черновичок вечером набросал...

Яхтсменки убыли в солнечный Харьков со слезами на глазах, ТСР и ГМ с не меньшей радостью их проводили. ТСР в тот же вечер, видимо с горя, принял решение стать хоккеистом и задумал поиметь на халяву соответствующий инвентарь, а альпинистскую снарягу подарить мне, но впоследствии передумал, сославшись на несовпадение размера ноги. Всю последовательность его действий в тот вечер можно включать в учебники и руководства по привлечению юных поклонниц хоккея в мужественные объятия маевских альпинистов. Описать это могу только двумя словами: "Высший пилотаж". Особенно мне понравилось его сравнение себя с Собакой Баскервилей, причем имелись в виду такие способности этого животного, о которых, насколько я помню, ни разу не упоминалось во всемирно-известном романе.

7 мая

Утром пошли тренироваться на "Кошку" – это здоровая каменюка такая, охраняемая жовто-блакитным государством. Но охраны поблизости не оказалось и дядя Леша показал мне несколько упражнений по преодолению естественных скальных образований, а сам никуда не полез выше четвертой оттяжки, сказав, что тут надо пешком ходить, а не лазить и удалился в неизвестном направлении к морю. Кладовщика это слегка задело, и он попытался пролезть еще выше, но забыл взять с собой оттяжки, а ГМ, чтобы тот не слезал лишний раз, благородно стал их ему кидать, удачно забросив весь комплект на вершину ближайшей сосны. Когда развеялось небольшое облако мата, ТСР решил показать класс, и навесил еще пять оттяжек, но дядя Леша, как и ожидалось, потом все равно в это не поверил. Пришла Ксюха с сыном Андреем и попросила ТСРа с ним позаниматься скалолазанием, при этом совершенно искренне переживая и волнуясь, как будто это не она, а ТСР заставлял бедного ребенка обдирать руки об вулканический бетон. Меня же отправили купить на свою босую и уже начавшую подгорать голову бандану, что я и сделал, чрезвычайно удивив методом её завязывания официантов в "Ежах", где я пошел готовиться к предстоящим назавтра "Трем соснам". Но несмотря на то, что практически ничего алкогольного не пили, во всяком случае, кофе – точно, как закончился вечер, снова совершенно не помню.

8 мая
День Х

Мы с Кладовщиком идем на "Три сосны". Кладовщик садистски уверяя меня, что предстоит легкая прогулка на свежем воздухе, почему-то набрал целый мешок каких-то железяк, чем вызвал в моей душе позже полностью оправдавшиеся подозрения. И вообще, хочу официально заявить: альпинизм этот – сплошное надувательство. Мало того, что горка снизу кажется значительно ниже, чем сверху, так еще никто никого никуда не ведет в том смысле, что никто не тащит на веревке, как во всех мультиках, а лезешь сам, и веревка при этом еще и мешается. Когда мы прошли первые сто метров, я понял, что назад дороги нет и, припомнив ласковое напутствие филантропичного Кладовщика: "Если не сможешь пролезть, – я тебя тут брошу нахрен и веревку отвяжу", окончательно смирился с дискомфортом от жаркого солнца, холодного ветра и рваных кроссовок работы неизвестного китайского мастера прошлого века и полез преодолевать страх высоты, которого у меня почему-то так и не появилось. Кладовщик вел себя почти безупречно, не давая мне попить до самого верха, уверяя что самое тяжелое еще впереди и приговаривая в особенно трудных для меня местах: "Не можешь влезть? – Плохая идея...". Вместе с нами по этому же маршруту шли двое скалолазов из Днепропетровска – Андрей и Ульяна, в которую я немедленно влюбился и, забыв все наставления Кладовщика, шел за ней совершенно потеряв голову, остатки чувства самосохранения и две закладки. Вообще, эта встреча заставила меня кардинально пересмотреть мои взгляды на роль женщины в жизни мужчины...

В самом конце подъема мне почти удалось искренне отблагодарить Кладовщика за издевательства, едва не сдернув его с пятиметровой высоты на камни, когда я, будучи к нему привязанным, поскользнулся и поехал вниз по сырой земле, но, к сожалению, все обошлось только частым сердцебиением. И вообще, вид с 400 метровой высоты на северное побережье Турции мне показался довольно симпатичным и я не могу сказать, что зря потратил время. Вот так у меня появился еще и крестный папа, который по вполне логичному совпадению является мужем Крестной мамы.

Наверху мы сделали несколько исторических снимков и поехали в Форос купаться в море. Там же окончательно был развеян миф о суперменстве Кладовщика – у него при температуре воды всего +10 °C свело ноги! А у меня – нет, но, правда, все остальное очень звенело...

ТСР был в восторге от успешности нашего похода, поздравлял и радовался как ребенок по поводу отмены возможных забот по переправке тела в Москву. Дядя Леша и Юра напротив были удивлены и слегка разочарованы и отправились в "Денди" начинать банкет. Потом было бурное отмечание моего скромного подвига, для которого я все же нашел место в жизни. Вечеринка окончательно добила мой и так не очень большой, сопоставимый разве что с бюджетом небольшой папуасской деревни, золотовалютный запас и сопровождалась необычайно искрометным красноречием ГМа. ТСР же вел себя на удивление тихо и, предаваясь ностальгическим воспоминаниям о тяжелых годах, проведенных в НХЛ и о последствиях перелома носа вследствие падения на него в 1971 году Кубка Стенли, меланхолично беседовал с юной поклонницей питтсбургских "Пингвинов", которая кстати своими высказываниями не только слегка затмила самого ТСРа, но и на корню уничтожила наш афоризмический рейтинг всего несколькими репликами, ни одну из которых приводить здесь совершенно бесполезно – это надо слышать. Затем было продолжение в "Ежах", где дядя Леша и проводивший жену Юра окончательно победили Симеизские остатки хереса. Потом я повез домой днепропетровских гостей и по дороге купил всего за 50 гривен проездной в неочень трезвом состоянии всему побережью от Ялты до Сарыча, чем не преминул воспользоваться 8 раз, проезжая мимо, обалдевших от такой наглости, доильщиков.

9 мая
Никита

ГМ остался учиться лазить с опытным инструктором и, кажется, сильно её разочаровал... Исключительно в смысле лазанья, но принял удар достойно и из благодарности едва не уронил её при подстраховке.

А мы, с измученными накануне хересом, дядей Лешей и Юрой отправились на винзавод "Массандра" с целью уничтожить проклятый краник, но, догадавшись по выражению наших лиц о целях приезда, нас туда не пустили и пришлось нам с Юрой на оставшиеся хохлобаксы закупить по паре бутылок контрабанды, а дядя Леша с присущей ему сдержанностью купил целый ящик. Потом после долгих поисков и сбора имущества, рассеянного накануне по Симеизу, наконец-то состоялся отъезд сильно уставших дяди Леши и Юры в столицу нашей Родины...

Попытавшись прервать однообразие и беспорядочность нашего интенсивного отдыха, я предложил всем съездить в Севастополь и посмотреть парад кораблей, что вызвало у всех настолько бурный энтузиазм, что поездка так и осталась фантастическим замыслом.

Пришли вести из Ялты – яхтсменки вернулись, но уже в удвоенном количестве, видимо, в третий раз их будет уже 8... Задумался о необходимости перехода на двоичное исчисление, если так дальше пойдет. ТСР тут же принял мужественное решение на пару вечеров уйти из большого хоккея, что ему с блеском и удалось, не получив нового перелома.

Подготовка всей команды для завтрашнего восхождения на Морчеку. Кладовщик и ТСР совершили пробную вылазку и повесили какие-то перила для завтрашнего восхождения. После моего преодоления "Трех сосен" я смотрел на эти сборы несколько снисходительно: с перилами и я бы залез, спецы, блин...

На мой философский вопрос об отсутствии у альпинистов пиетета перед опасностью для жизни, боязни нехороших примет и игнорировании тщательного слежении за словами в отличие от представителей других экстремальных времяпрепровождений, например, парашютистов, аквалангистов, футболистов и т.п., ТСР ответил с присущим ему тактом и поэтизмом: "Да ссыкуны они все...".

Ночью всех троих участников экспедиции посетило по женщине, что было единогласно и оптимистично оценено как прощальный знак судьбы...

10 мая

Утром ТСР, несмотря на устоявшуюся традицию запугивать всех возможными метеорологическими катаклизмами и переносить подъем с 6-00 на 10 часов, бодро растолкал участников экспедиции, уверяя, что наконец-то хотя бы что-то сделать полезное, что сейчас или никогда... Броневика только не было... И кепочки в правой руке...

Подход к Морчеке. Я отстал метров на сто и чуть не врезался, пробираясь между деревьев, в вертикаль из неплохого качества бетона, высоты очень большой. Под веселые разговоры о прощальном глотке воды, передаче приветов безутешным родственникам и последнем в этой жизни фотографировании вся компания полезла наверх по невесть откуда взявшимся веревкам. Перил нигде видно не было и я, вспомнив про некоторые незаконченные дела, решил удалиться и, естественно, заблудился в местном лунном пейзаже. Часа два я там плутал, напоминая каской и несчастным видом потерявшего свою стройку прораба. Мои кроссовки окончательно потеряли подошвы...

Потом я поехал в Ялту выполнять интернациональный долг, а именно развлекать харьковских спортсменок или, по их выражению, "висеть". Сначала мы "висели" на пляже в Массандре, при этом мне пришлось по определенным причинам загорать исключительно лежа на животе, а затем часа два неплохо "повисели" в Ботаническом саду, несмотря на кажущуюся неспособность этого места к подобному времяпрепровождению. Вся эта бурная деятельность сопровождалась активной перепиской с ТСРом путем обмена смс-ками, которые в его исполнении уже давно превратились в особый жанр изысканного эпистолярия, чего стоят, например его аббревиатуры E.V.M. или E.V.V.R.

Несмотря на то, что дядя Леша в конечном счете все равно сильно усомнился бы, – ТСРу, ГМу и Кладовщику, при активной помощи двух инструкторов по скалолазанью Петра и Андрея и в компании альпинистками (ТСР и ГМ никогда с пустыми руками никуда не ходят) из Киева, все же удалось забраться на кошмарную Морчеку по спрятанным от меня перилам. ТСР был чрезвычайно горд и великодушно позволил ГМу выпить одну рюмочку хорошей водки, а себя просто заставил угоститься бутылкой отвратительного коньяка. Потом было бурное отмечание восхождения и предстоящего отъезда. Я обнаружил к своему удивлению, что "Ежи" – это реальное название ресторана, а не прозвище работающих там официантов. Вечер закончился традиционной ночной поездкой в Ялту, во время которой Кладовщик посредством моей машины хладнокровно попытался помочь наконец-то расстаться с жизнью местной дворняжке-самоубийце, разочарованно заметив при этом: "К сожалению, жива осталась...". Я же, осмотрев появившиеся изменения в дизайне передней части моего автомобиля, с грустью вспомнил холодные глаза моего страхового эксперта...

11 мая

Утром я вернулся в Симеиз на местном такси-отрезвителе – водитель так проходил повороты по узким Ялтинским улочкам, что Шумахер, если б видел это, просто удавился бы от зависти, а я в первые же сорок секунд движения взбодрился так, что уже был готов к немедленному отъезду в родные Химки.

Быстро поспав часа два в своей каморке под лестницей, был разбужен паническим сообщением ТСРа о том, что ГМ патологически хочет в Москву.

Состоялось, уже ставшее традиционным, расставание с харьковчанками и прощальный обед в "Арзы", где у нас с ТСРом возникла очень интересная дискуссия о легитимности использования некоторых человеческих органов не по их прямому предназначению и связанными с этим возможными офтальмологическим проблемами. ТСР, как водится, победил одной емкой убийственной репликой. Привести здесь ее не могу, т.к. данный сайт тут же переместится в категорию ХХХ.

Мы взяли с собой пассажиром подающего большие надежды в плане способностей отдыхать Егора, который оказался неплохим водителем, что пригодилось, несмотря на его леденящие душу рассказы о его прошлогодней поездке с ГМом за рулем из Крыма, сопровождаемыми показами разрушенных домов и сломанных деревьев на особо крутых поворотах. Посмеялись, но ГМа за руль так и не пустили, несмотря на многочисленные просьбы, и он благополучно проспал всю дорогу.

В Мелитополе нас настигли наши яхтсменки с плавсредствами на крыше какой-то развалюхи и, видимо, захотели попрощаться еще раз. ГМ был категорически против, и мы стали от них вежливо отрываться, но они все же обогнали нас (!), что меня жутко оскорбило и, сменив Егора за рулем, я их быстренько, часа за два, обошел. При этом спалил, правда, коробку передач и выдавил высокими оборотами остатки масла и тосола из двигателя, но защитив честь московских водителей. Пока мы остужали подкапотное пространство автомобиля, нас догнали ТСР и Кладовщик, которые рассказали детективную историю о том, как они уходили от погони местных Запорожских рейнджеров, но "Запорожец" "девятке" не конкурент и все закончилось хорошо. Далее мы двигались все вместе. После таможни, на которой с нас наконец-то взяли денег, чтобы, видимо, все же принести хотя бы какую-то пользу незалэжной стране и удостовериться, что мы все же не подарили свои машины благодарным аборигенам, Кладовщик так притопил газ, что ГМ, задумчиво глядя на стремительно удаляющиеся огни "девятки", произнес "Во как на Родину рвет...".

12 мая
Прибытие домой и долгожданное грустное расставание с участниками экспедиции.
Благодарности.

ГМу – за то, что втянул меня в это безобразие, за всемерную моральную поддержку и материальное покровительство;
ТСРу – за расширение приблизительно втрое моего словарного запаса, в основном за счет ненормативной составляющей;
Кладовщику – за то, что, несмотря на большое искушение, все же оставил меня в живых и довел до первой в моей жизни вершины;
Дяде Леше – за шлямбур и указание реального положения дел в нашем сложном мире;
Крестной маме – за приобщение и веру в оправдание надежд;
а так же всем-всем-всем остальным за потрясающее общение.

Все главные действующие лица с содержанием ознакомлены и возражений по существу происходившего не имеют.

 
Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться -->
или
 
--> Зарегистрироваться <--
   

    




Подписаться на новости
 
Camp Russia
Венто
Simond

Маёвец.ru
         
  © 1996–2018 Альпклуб МАИ