Альпклуб МАИ
     
 

Главная / очерки / ...

Каракол
07.07.01 – 21.07.01


1. Волков Миша – старший товарищ № 1
2. Карпов Толя – старший товарищ № 2
3. Машенин Андрей – гл.фотограф по совмес-ву ст.тов.№ 3
4. Абрамчик $ – II р. – II отделение
5. Егор Веричев – III р. – II отделение
6. Воробьев Саня – II р. – II отделение
7. Катя Пименова – II р. – II отделение
8. Ксюха Кочнева – III разрядница главная
9. Натаха Банникова – врач-гомеопат
10. Гришин Юра – геркулес
11. Игорь Тарновский – гл. связист
12. Михалыч Иванович Русаков – победитель забега на Эльбрус
13. Димыч Забегаев – переводчик туда и обратно

7 июля
ПРИЕЗД

Приезд в Бишкек (Фрунзе) в 5 утра и самолета и поезда.
В поезде было круто – рыба, пиво, арбузы, айран; в самолете – так себе. На вокзале нас встречал крутой местный (каракольский) альпиноид Игорь Ханин на ГАЗ-66. Дорога протекала неторопливо со скоростью 50 км/ч и стоила 310$. Дешевле и быстрее до Каракола ехать на госовских автобусах. Маршрутка 180 сомов с человека. Такси-машина 800 сомов.
Купались в супер-озере Иссык-Куль. Вода классная: ни пресная, ни соленая. Немного взбодрились и проснулись, а Егор покрылся красной сыпью, и в общей сложности через 12 часов были в Караколе.
Каракол, впрочем как и Бишкек, мы не повидали, посетили только базар и видели, но все ж все были в восторге от одной длинноногой достопримечательности (хотя ноги у нее все равно короче, чем у Светки и Андреевской француженки), и вообще в конце концов она оказалась из Новосибирска и отказалась ехать с нами. Других впечатлений ярких нет. Игорь, вспомнив про Ивана-Купала, поливал народ из бутылки водой.

На шлагбауме у нас взяли немного денег, видать на опохмелку главному шлагбанеру-экологу. Узнали, что в Киргизии вся земля кем-то арендована (это вобщем бесплатно).
Долго тряслись по кочкам, и машина остановилась. Все поставили палатки и уснули. А Волков и Карпов еще долго налаживали отношения с Ханиным и его командой. И, устав от этого, уснули прямо на свежем воздухе, без палатки. Еще я убедил Егора, что, если он будет брить бороду, а усы оставит, то будет похож на урода.
А в поезде он проиграл в преферанс мне ящик пива и Волкову 1,5.
1 $ = 48 сомов
Лучшее кафе в Караколе – "Олимп", потом "Люкс".

8 июля
Возведение лагеря

Проснулись мы не на том берегу реки, на котором надо, и после чудного завтрака, уподобившись муравьям, стали таскать барахлишко на тот берег. Лагерь был возведен прямо на глазах в считанные часы. Оборонительный ров (позже приспособленный под туалет), сторожевые башни (кухня и продуктовая), и вот над штабом уже взвились наши знамена. Для связи с местным населением и выполнения функций сторожа в наше отсутствие был выделен Аман.
В общем – все круто. Живем в ущелье Каракол на 2200 м.

9 июля
Первый рывок

Почти в 11 часов наш дружный отряд вышел в путь-дорогу в ущелье Аю-Тор.
Сначала все было нормально, но потом началась высота и "горняшка". Наши неподъемные 20-25-килограмовые неакклиматизировавшиеся рюкзаки давали о себе знать. Путь до ночевок – 3-5 часов. Был пройден по колено в коровьем отходе жизнедеятельности. А вокруг – красота! Цветов – тьма, водопад, ну и горы, конечно. Круче всех – I-е отделение, половину II-го и III-го скосила "горняшка". Аппетит отличный, но в остальном беда. Юрик ходит по лагерю с ледорубом и рассуждает о смысле жизни; Егор, пролежав час без движения, набил карманы пустыми бутылками и пошел в шлепках на ледник; Воробьев совершает бессмысленные движения иголкой с ниткой над куском черной материи, который не удается идентифицировать с моего места, а встать нет сил.
Абрамчик заткнул уши плеером (и не лень было тащить!) и наблюдает за происходящим. Игорь вместо того, чтобы затащить Наташку в палатку, потащил ее на "сыпуху". И теперь, сидя в тени гор от лучей заходящего солнца, вывожу сие послание потомкам.


Ну все, меня уж ждут мои творенья
Пойду готовить их к печати,
Чтоб не пропали в царстве рыбьем.
Стекло подарит им спасенье,
Сургуч предохранит от влаги.
Но если выплывет, то выпьем.
М.Щербаков

Пока никто не видит – Ксюха за мной ухаживает: кормит печеньем.

Вечером обвал был, палатки не задело, все живы. Егора вообще колбасит. У меня до 4-х болит голова, ем аспирин – засыпаю.

10 июля
Занятия

Егора по-прежнему плющит, мне тоже не очень. Но в 10 часов все нашли в себе силы выйти на занятия по снежно-ледовой технике. Толя говорит, что на самом деле пульс – фигня, но тем не менее измеряет его каждые 20 минут.
Подходили к леднику Аю-Тор 40 минут.
Наш главный педагог Волков раздает направо и налево ценные указания и замечания. II-е и III-е отделения рубятся, самозарубаются, ходят по перилам, крутят буры. Карпов, Машенин и Наташка создают массовку.
В результате и в конце концов все вымокли и испачкались, что вобщем не помешало получить кое-какие навыки. Карпов проводил тест: кормил салом. Если ешь сало, значит "горняшки" нет. Меняли сало на колбасу. Вечером Егора пучит, и его лечат, только чай пьет, от женской ласки отказывается. Мы посовещались и решили, что такой он здесь нам не нужен и с Михалычем отправили вниз.

11 июля
Тренировочное восхождение

Пилили по снегу вверх и вверх, дошли до какой-то вершины. Те, кому не хватало впечатлений, сбегали на следующую вершину. Остальные пошли на спуск и чуть не угробили Машенина, набрав скорость на леднике. Спустились в тот же солнечный день, угостились в коше чалапом и приняли леденящую душу ванну в речке.

Но на самом деле у нас было тренировочное восхождение, предположительно 2б, предположительно на "ГТО". Выходили в 3:00, т.к. в нижней части камнеопасен. Конечно же, в потемках вместо того, чтоб пройти пешком, покрутили буры, поделали перила. А дальше пешком, связками. Я с Катей и Саней. Они молодцы, отлично меня тащат. Саней иногда приходится рулить, высказывая ему, где правильная дорога на мой взгляд. Но последнее слово за Катей : на чьей она стороне – туда и идем.
Преодолевая ползком трещины, выходим на вершину "ГТО юж.". Те, кто уже достаточно натренировались, вниз, остальные на следующую вершину "ГТО сев." А вечером – уже в базовом лагере. Где традиционная яичница из 10 яиц на человека. Вечером – песни и пляски.

12 июля
День отдыха

Ели. Некоторые попробовали провести скальные занятия, другие сходили в кош за айраном. Погодка испортилась, днем начался дождь, и шел до вечера. С азартом обсуждали планы на будущее, смотрели в карту, мусолили описания, делились на группы. Вобщем, расслаблялись, как умели. Вечером перешли на яичницу с музыкальным сопровождением. А мы с Андреем договорились с местными абреками, чтоб они завтра наши рюкзаки на лошадях до ледника отвезли.
Мишаня угощает желающих натуральным кофе, а Михалыч адаптогенами.
А еще все борятся с высокогорной молью, которая адаптировалась и питается поларом и GoreTex′ом .

13 июля
Пятница 13-е

Дежурили. Я делал макароны с тушенкой, Егор – молочные. Это не помешало выйти в путь на подход в конец нашего Каракольского ущелья. Но сперва ждали лошадей. Они приехали, но не в 11, а в 13.
Началось : типа коники не могут везти по 4 рюкзака, а только по два. Наши парламентарии отлично выступили, и на бедных животных взвалили по три утяжеленных альпинистских баула. А мы пешочком за 4 часа дошли до камня. Несли пару-тройку рюкзаков и гитару (ну настоящие альпинисты!)
Но в дороге Егор избрал неправильную тактику прохождения ущелья и вместо того, чтобы вместе со всеми траверсировать боковой склон, поперся по дну, путаясь в рукавах и протоках горной реки. В какой-то момент мы застали его на конце косы. Возвращаться было некуда, и выше, чем по колено, но ниже, чем по пояс, он рискуя быть унесенным обратно в лагерь, выбрался на берег.
А потом нас мочил дождь и град. Все обалдели и спрятались за мощную спину Егора. Я, несмотря на "горняшку", отдал мерзнущему Игорю свой дождевик. После чего переносил капризы природы в GoreTex′е.
Дойдя до огромного камня, укрылись под ним и развели костер старым индейским способом. Дождались лошадей и встали на ночевку.
Саня и Катька прикольнулись и пошли делать заброску на ледник. Вернулись они назад в 23 часа, но по другому берегу реки, и сигналили оттуда фонариками. Я мерз без них в палатке и всю ночь не спал. И пел песни про заморозки и горы, которые "помогут нам", оставив у старших товарищей из близстоящей палатки самые теплые воспоминания.
Карпов сказал: "Жаль, что вы стихи Бродского вслух не читаете."


Суббота 14-е

Все утром встали, а я никак не могу проснуться. Я весь день хочу спать.
Долго-долго шли по леднику и наконец встали на ночевки под "Джигитом" и "Слоненком".
Егора и Абрамчика все колбасило. Причем на этот раз более тяжелая форма "горняшки" у Абрамова. Лежит без чувств с температурой, Егор носит ему чай с лимоном и медом. Машенин учит английский, что-то все про любовь. А в остальном – едим. Юрик с Катькой музицируют, Саша с Димой режутся в шахматы. Группа под предводительством Волкова собирается на "Слоненка".

А вторая половина должна пойти на "Слоненка" через день.

15 июля
Светкин день рождения

Мы тут в горах мерзнем, а Светка на даче греется.
С Днем Рождения, Светка !
Чтоб нам здесь, как тебе там. А тебе всего хорошего, ну и я скоро вернусь, тогда вообще все замечательно будет.
В 3 часа Волков и Ко, перебудив весь лагерь и осведомившись у меня: - Кто я ? – вышел на маршрут 4а на Слоненка. Егору снились загорелые девушки в купальниках, а мне Светка с Риммой Владимировной, в результате он с Наташкой проспал 8-часовую связь.
А все потому, что Егор свой будильник за пазуху засунул. Мне (Наташе) приснился сон, что Игорь мне говорит: "Фигли ты спишь, уже 10 минут". Я вскочила – 8:10. Вот такая ментальная связь!
Ну вобщем поругали друг друга и пошли спать дальше до 12. А потом мы их видели, в темноте они полезли не на ту стену, и почти взобравшись на п. Фестивальная, вернулись на ледник.
Ксюха сказала: "Если вы такие долбаки и лосяры, то притесь в эту непогоду сами, а я, как самая умная, пойду назад в лагерь".
Мы ее встретили, обогрели и напоили чаем.
Днем Карпов спал на камне, предательски заползшем под его коврик, проснулся в ужасном настроении. Егор тоже обиделся за попавший ему в лоб снежок и послал нашего врача Наташу к "доктору". Машенин в приватной беседе предупредил Егора, что у Игоря уже несколько раз "срывало крышу".
В 12 испортило погоду: облака, снег, крупа.
Наши вышли под перемычку и, сидя под тентом, мужественно, по – МАЕВСКИ переносят непогоду. Переждав таким образом пик непогоды, в тумане в 16:30 они дюльферяли вниз так быстро, что даже чай не успел вскипеть. Были они слегка обалдевшие и вымокшие, но то ли еще будет. Рассказали о своих подвигах, о том, как сначала полезли "не туда", а потом полезли "туда", но было поздно – погодное окно было упущено, и их окружил туман со снегом. Ледяные скалы окончательно сломили их, и благоразумие подсказало единственно верный путь вниз. Таким образом, учтя опыт и ошибки наших товарищей, мое смелое отделение под руководством хитрого и осторожного Толи Карпова начало готовиться к успешному, как нам всем хотелось, восхождению на давшую отпор нашим друзьям вершину "Слоника".
А я (Машенин) робко предлагал пойти и посмотреть начало маршрута – ведь было видно, что он не там. Но меня хоть и очень любят, но пока не слушают.

16 июля

Машенин, Карпов, Абрамчик, Егор, Катя и Саша ушли на "Слоненка" в морозную звездную ночь. С погодой им повезло. Мы, оставшиеся внизу, исправно выходили на связь, и после 12 часов наблюдаем за их передвижением по крутому снежному склону к гребню и вершине. Делать больше нечего – шахматы ребята, похоже, захватили с собой.
Шахматы действительно были у нас, но провести турнир помешала погода. До обеда проводили гонки по леднику метров на 100 вокруг чьих-то потерянных штанов. Я засекала время, Наташка мерила пульс. Особенно отличился Игорь. А тех, что наверху, похоже, здорово колбасит. Двое не видны – остались на перемычке. Кто-то добежал уже до скалы наверху снежника и мечется там в ожидании остальных. Двое, кажется Катя и Саша, из последних сил ползут по снегу, продвигаясь крайне медленно. Предположительно, первые на скалах – Андрей и Толя.
Игорь, завладев биноклем, комментирует : "Толя идет к вершине! Скрылся за гребнем". С запада тянет мрачную непогоду. Часа два назад так уже было, но как-то растянуло. Может, опять повезет ?
Непогода прошла, видим как народ спускается. Успеют вернуться!
Просидев день в лагере, устали, и часов в шесть рванули кто куда. Миша Р. и Игорь – за заброской, Юрик – вниз в лагерь. Вобщем все – за едой. А Мишаня взял рацию и скрылся. Наташка тоже исчезла.

Народ в лагере резвился и загорал, а нам, шестерым отважным горовосходителям, было совсем не до развлечений.
Быстрый проход сильноразрушенных скал в обход ледопада вселил в наши сердца оптимизм, которого не хватило накануне нашим товарищам. При выходе на лед одели "кошки" и крепче сжали в руках ледорубы. Крутизна доходила местами до 80°, но мы старались такие места обходить. Шли МАЕвскими связками по два человека. К великому горю всей команды случилось страшное: наша с Егором связка оказалась ослаблена двумя больными альпинистами. С трудом дотащив друг друга до перемычки, Егор выбился из сил и не смог идти дальше. Как ни уговаривали меня, я не мог бросить товарища почти на границе с Китаем одного, отрезанного на много дней от цивилизации и родителей.
Со слезами на глазах я смотрел вслед уходящему отделению и возможности взойти на эту прекрасную вершину ...

Когда мы остались вдвоем с подающим всякие признаки жизни Егором, он мне наглядно продемонстрировал назначение всяческих "молний" и конструктивных особенностей своих штанов.
Пришлось перейти на новое место в связи с возросшей лавинной опасностью.
У Егора развиваются буквально все признаки гепоксии. Я пробую на нем свою двухкилограммовую аптечку. Егора тошнит, и ему становится легче.
Пока еще светит солнце, но прозорливый нюх опытного альпиниста подсказывает, что, как это всегда бывает в этом районе, погода в 14 часов должна испортиться.
Спины наших товарищей медленно продвигаются вверх. Даже острозаточенные зубья "кошек" не всегда входят в лед, но Воробьев смело шаг за метром проходит участки, на прохождение которого другому альпинисту потребовалось бы 15 буров, две "машины" и железные нервы. Катя мужественно, как истинная напарница, страхует своего верного друга, едва держась на передних зубах "кошек". Толя и Андрей всем своим видом пытаются ободрить ведущую связку и друг друга.
Тем временем спины друзей скрылись за гребнем. О дальнейшей их судьбе вы можете узнать только из их уст непечатными словами.

Предварительно утеплившись, мы с Егором, остававшиеся на перемычке в качестве группы поддержки и сострадания, занялись решением самой сложной архитектурной задачи в нашей жизни: рытьем снежной пещеры.
Работа ладилась, работая руками, зубьями и ледорубами иностранного производства, за два часа изнурительного, особенно на такой высоте (4500 м), но согревающего труда нам удалось соорудить уютное гнездышко – наше укрытие от природной стихии.

Четыре часа продолжалось наше томительное ожидание. Егора колбасило, ему становилось хуже и хуже. Неужели придется транспортировать его вниз ?
И вот в 16:00 показались измученные победители м. "Слоненок". Самым ярким впечатлением у них был гребень, который, по словам Толи, как у Пушкина в сказке. Спуск по снегу занял три часа, теперь 10 дюльферов по скалам, а восходители совсем обессилили, Саня с Катей засыпают сидя на краю обрыва, Карпов после каждого измерения пульса предлагает встать на ночевку, Андрей тщетно шутит, пытаясь сгладить ситуацию. Мне с Егором приходится взять на себя организацию дюльфера. Камни предательски шуршат мимо нас, наводя на мысли о "вертикальном пределе". Одним предательским камнем разбивает Толе каску, а Андрею его новенькую веревку "MARMUT".
На вечерней связи передают утешительные новости, что в лагере все хорошо, и все спят.
А у нас Карпов вместо того, чтобы освободить предпоследний дюльфер в очередной раз пытается организовать себе и всем нам холодную ночевку на стене. А до земли всего 50 метров. Воробьев тем временем, ползая по скале, вопрошает у нас :
- Это стопроцентно достоверная информация, что здесь есть спусковая петля?
- Да! – и дальше пару слов без падежей отвечает Андрей.
Минутное озарение у Толи, и Егор, несясь по освободившейся веревке, находит последнюю спусковую петлю.
Через час мы все внизу, но впереди еще долгий путь по закрытом леднику. Проходим его за час, и мы у палаток.
Дома мы в 4 утра, таким образом пробыли на маршруте сутки.
Нас обнимают, целуют, кормят, задают вопросы, но мы лишь устало чавкаем в ответ. И еще долго, когда уже все остальные встречающие ушли спать, Михалыч кормит нас карпюром...

17 июля

Начало суток было положено еще вчера. Начинались они где-то на "бараньих лбах", но об этом уже было...
Проснулся утром, съел колбаску...
Вобщем отдыхали и отходили, но не все, некоторые подходили. Самые крутые из нас, т.е. Волков, Михалыч, Гришин и Тарновский подходили на "Джигит" – 4а. У них был отлично разработанный и продуманный план восхождения. Воробьев с Димой решили, что если у Волкова есть план, то и у них найдется что-нибудь и легли спать.
А четверо отважных, отлично подготовленных человек, поднявшись по легким скалам и серии "бараньих лбов", скрылись с наших глаз и встали на плановую ночевку на плече "Джигита".
Мы же с Егором спасали палатки от снежных завалов, грели и кормили девушек, но это не мешало нам планомерно готовиться к первопроходу на пик "Светки-МАИ" через пик "Тамма". Но непогода делала свое "белое" дело, снег густой пеленой завевал маршрут и нашу мечту, камни покрывались натечным льдом, щели пропали.

18 июля

И на утро Егор сдался, сказав, что надо было раньше, а теперь уже поздно, и вообще ему пора вниз есть и мыться, а всю ночь он приставал к Наташке с интересными вопросами.
Оставшись таким образом без напарника, а, как следствие, без надежной страховки в сложных местах я был вынужден перенести восхождение на следующий раз.
Саня с Димой же подождали точно установленного времени (8 утра) и в сопровождении Виктора – альпиниста из Новгорода ушли вслед "четверым отважным" на "Джигит".
У них нет палатки, но есть тент, нет плана, но есть самоуверенность, нет трезвого ума, но есть упорство и терпение, достойное библейских пророков.

В 11 часов "четверо" были на вершине, преодолев все коварства и ужасы гребневого восхождения. Преодолевая их в обратной последовательности, они начали спуск. На крутом снежно-фирновом склоне они встретили двойку и, обменявшись впечатлениями, продолжили движение.
Волков и Ко ночевали в палатке, а Саня с Димой на гребне, в трещине под тентом.

А мы с Егором тем временем были уже в лагере. Толпы иностранцев встречены были по дороге.
В лагере первым делом пожаловалась Ксюха, что Машенин с Карповым все жрут и жрут, что она задолбалась им готовить, уже по 30 яиц сожрали. А эти двое красавцев пристают к польским девушкам: Андрей роет офигенную яму для мусора, и Толя поднимает и кидает камни. Но полячки холодны и неприступны, у каждой есть парень.
Вечером они поют душевные польские песни, а мы – "Папаню" и "Слонолучик".
Обмениваемся с ними символикой, и поляки в 22:00 все сразу уснули. Мы же с Егором и Аманом еще долго мешали им спать своими русскими песнями.

19 июля
Д/р Егора

Толя, Андрей, Ксюха и приблудная казашка Лена пошли обратно вверх на ночевку.
Приехал лесник Шаке и, содрав незаконно с поляков деньги, ускакал, радостный, назад. Поляки ушли грустные. А я, Егор, Аман и Витя – молодой брат Ханина приступили к строительству бани.
Весь день мы находились в творческом поиске.
Приходящие в течение дня покорители "Джигита" удивленно восклицали:
- Шо це таке?
- Баня! – был им ответ.
Каждый приходящий съедал 10 яиц и начинал давать советы по постройке бани и ждать своей очереди попариться. Но не всем было суждено в этот вечер почувствовать жар русской бани. Особенно подкосили всеобщее терпение Игорь с Натахой, запарившись в бане на три часа.
Миша и Юра легли спать, меня скосила заевшая молния от палатки. Но Егор с Аманом всю ночь парились. Зато мне снились сны.

20 июля
Праздничный день

Сегодня наконец с гор спустились остатки нашей компании.
Волков релаксирует, я топлю баню, готовлю обед, Егор тоже готовит.
Интересно, что же готовит Егор?
Народ собирался, сушился. Приезжали местные лесники, показывали карту, хотели денег. Машенин с Карповым хотели идти бить им морду, но покурили и успокоились. А Волков написал им бумагу, что встали мы там, где сказал Ханин. Но под березами или под реликтовыми елями мы стоим, ответить затруднился. Лесники остались без денег.
Девушки приготовили Егору офигенно сладкий пирог, а Волков и Ко вручили ему 5-килограммовый камень с вершины "Джигита" с пожеланием взобраться туда и водрузить его на место.
Андрей разложил сушиться свои вещи, и народ, хитро щурясь, выклянчил у него почти все снаряжение. Каким-то чудом ему удалось сберечь палатку и налобный фонарик.
Вечером парились в бане и долго под дождем и под тентом пели лирические песни.
Даже Волков сидел и слушал, думая о поколении альпинистов, которое он взрастил.

21 июля
Прощай, Каракол

Все укладывают вещи. Если что-то не влезает в рюкзак, подзывается Аман и говорится:
- Дорогой друг! Я от всего сердца дарю тебе свой коврик(ледоруб, самовар, рюкзак, тарелку).
Таким образом к концу сборов Аман был снаряжен для восхождений любой сложности.
Съедаем арбуз и на ГАЗ-66 в город.
В дороге подбираем местного больного мальчика и везем в город.
Поселяемся на стадионе в гостинице. Номер + баня на сутки 100 сомов. Идем в кафе и выполняем его месячный план по выручке.
Встречаем Москалевых, они привозят почту и провожаем Толю с Андреем – они увозят почту. Аман проводит нам экскурсию по городу. Вечером – баня.
И заправляем баллоны, один потом чуть не лопнул.

22 июля
На встречу Хану

Подъем в 8:00 , и я, Егор и Аман едем на Иссык-Куль, где производим неизгладимое впечатление на все местное население.
По дороге обратно встречаем Ксюху с Димой и обедаем.
Грузимся в машину. Ксюху и Натаху – на автовокзал, а мы в Мойдодыр.

Абрамчик$

 
Комментарии:
21.01.10, 1:13:32   Abramchik:
Ckkfffdyjt было время
 
Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться -->
или
 
--> Зарегистрироваться <--
   

    




Подписаться на новости
 
Camp Russia
Венто
Simond

Маёвец.ru
         
  © 1996–2018 Альпклуб МАИ