Альпклуб МАИ
     
 

Главная / очерки / ...

Киргизия, лето 2002 г.

Часть 1.

Ала-Арча.

4 июля. Отъезд.

Уезжает нас 10 человек:
Русаков Миша - 1 разряд
Воробьев Саша - 2 разряд
Тарновский Игорь - 2 разряд
Неволин Андрей - значкист
Крылов Олег - значкист
Назарова Анна - 2 разряд
Зубакина Лена - 2 разряд
Кочнева Ксения 3 разряд
Сдобникова Маша - 3 разряд
Пименова Катя - 2 разряд (автор)
Поезд уходит практически в полночь, поэтому быстро наступает

5 июля. Поезд.

И вот уже не верится, что где-то есть Москва, работа; что вообще есть что-то помимо этого поезда. Мир сузился до размеров купе. Лежу на верхней полке, смотрю в окно на облака. Воображение превращает их в снежные вершины. По вагону с ключом от окон и ледорубом ходят Игорь, Андрей и Санька. Окна в вагоне, конечно же, закрыты намертво, и, что бы их открыть, ледоруб оказывается наиболее подходящим инструментом. Вскоре все окна открыты. Сразу становиться легко дышать.

С нами едет Анькин муж. Он живет в нише для рюкзаков и проводники о нем не знают. Он 8 раз был в Ала –Арче, знает там все маршруты. Мы ходим к нему за консультациями. Наше отделение еще раз проводит совещание. Мы старательно строим планы. Перестарались, и построили даже несколько вариантов. Вот интересно, насколько они реальны? Анька приготовила нам сюрприз: она сшила 4 синие банданы из полора. Теперь наша спортивная группа имеет свою униформу и думает над речевкой, гимном и флагом. В Самаре Анькин муж вышел (он ехал на Грушинский фестиваль и явно завидовал, что мы едем гораздо дальше). «Ну, теперь я уехала!» – облегченно сказала Анька.

В моем купе едет замечательная семья киргизов из Мурманска. Папа, мама, двое ребятишек. Один, 2-хлетний, ходит по вагону с игрушечным сотовым телефоном и веселит весь вагон. А Маша веселит девочку Яну, от чего весь вагон плачет.

6 июля. Казахстан.

Утром меня начала мучить горняшка. Проснулась с жуткой головной болью. Ксюха вылечила меня баночкой «Швепса».

Едем уже по Казахстану. Наш народ ходит-бродит по вагону, смотрит в окна на степь. Благодаря тому, что все окна были открыты накануне, по вагону гуляет ветер и вполне даже свежо. Как и ожидалось, в Казахстане на каждой станции подсаживаются безбилетники. Едут, сидя на своих тюках и коробках. Тяжело им. Мы так в прошлом году с Каракольских сборов обратно ехали.

7 июля. Чемпионат.

Наконец-то начались фрукты! Сливы, абрикосы, персики, арбузы. Все это как-то внезапно появилось. Еще вчера ели Дошираки с карпюрами, а сегодня – фрукты, фрукты, фрукты… Всего накупили килограмм на 15-20, и Ксюшка переживает, что мы не успеем столько съесть до приезда в Бишкек. Еще как успеем!

А в вагоне событие: финиш чемпионата Азии по «вагонолазанию изнутри». Неутомимая Маша еще вчера наметила 3 трассы, одна круче другой. И вот мы, все без исключения, занимаемся непонятными для обывателя телодвижениями. Кто победил, так и не было определенно. Вымучившись на первых двух трассах, третью заменили на фруктовый обед и крепкий сон.

Вдалеке уже видны горы. Мы смотрим на них снизу вверх. Даже далекие, они внушают трепет. Который раз еду в горы, а каждый раз так радуюсь, когда показываются седые вершины, словно прежде ничего подобного не видела. Еще был ливень. Он внезапно обрушился на поезд и также внезапно стих. Но стало сразу свежее и легче. Пустыня осталась уже позади, зелень деревьев и кустов стала после дождя яркой и блестящей.

Вечереет. Темнеет. Пора спать ложиться, приезжаем в 1 час ночи. Но не судьба сегодня выспаться! Сначала хохочем в купе, а потом собираем психологический симпозиум в тамбуре. Три психолога, Анька, Сашка и я, решаем важные психологические проблемы. Когда же, наконец, расходимся по койкам, спать остается 40 минут. Пытаюсь уснуть, но то и дело в купе бесцеремонно пытаются ворваться киргизы: грузчики, дескать, в Бишкеке не нужны? В конце концов раздается стук в дверь и голос проводника – пора вставать, сдавать белье. Честно и очень эмоционально я объясняю ему, что еще как минимум 30 минут я собираюсь спать, да и остальные в купе – тоже. До Бишкека – 1,5 часа, свои 30 минут сна я заслужила.

8 июля.

Бишкек встретил темнотой, прохладой и отсутствием машины, которая должна была нас встречать. Перетаскиваем вещи на вокзальную площадь. Ждем. Машины нет и нет. Иваныч выдвигает свою версию отсутствия водителя Кувана: «Был бы я на его месте, раньше рассвета бы не приехал». Светает. А вот и наш белый форд.

Днем были обычные бытовые хлопоты: рынок, покупка обратных билетов и пр. Но вот, наконец, мы катимся прочь из города, из суеты, из духоты к вечным седым вершинам. В машине я мгновенно засыпаю. Открываю глаза – Ала-арча. Выгружаемся, благодарим Кувана небольшой премией, и белый форд скрывается из глаз. И вот мы стоим и смотрим на необъятную кучу рюкзаков и коробок с продуктами. А куча смотрит на нас и издевательски ухмыляется.

До хижины Рацека, где будет базовый лагерь, 7-8 часов пути и 1300 м перепада. Вспомнилась горнотуристическая юность, заныли плечи и поясница. Но делать нечего. Надо перетаскивать груз. Бодрюсь, пытаюсь шутить. Отгоняю навязчивые цифры: 150м преодолевали 17 минут. И это по асфальтовой дорожке! Короче говоря, перетаскиваем вещи до высоты 2300 (с 2200) за 3 часа. На небольшой полянке решаем устроить первый лагерь. Но наше отделение (Саша, Игорь, Аня и я) решает устроить второй лагерь, в 2 часах пути от 1-ого. И мы, да еще присоединившаяся к нам Лена, берем по рюкзачку и топаем дальше. Доходим до чудесных ночевок в сосенках у водопада. Высота – 2900. Поели, развели костер и стали петь песни. Я, правда, сразу же у костра и уснула.

9 июля.

Весь день проходит в поочередных подъемах и спусках. Вечером я, Сашка и Миша Иваныч попадаем в грозу и сильный дождь. Град, размером с хорошую горошину немилосердно бьет по голове им по голым икрам, а ноги бегом несут тело вверх по тропе. Хотя тропа уже не тропа, а ручей. Наконец, лагерь. В эту ночь в верхнем лагере с нами остается Иваныч, а Лена, наоборот, остается ночевать внизу. Мы снова очень весело проводим вечер. Играем на гитаре, поем песни и передаем всякие глупости по рации. Миша предлагает разыграть нижний лагерь. Мы передаем по связи, что Саша и Игорь пойдут ночью за сковородкой и просим ее, сковородку, положить на большой камень. На этом даем СК.

10 июля.

Утром, чтобы ребята поверили во вчерашнюю шутку, Иваныч отправляется в нижний лагерь и прячет сковородку в свой рюкзак. А потом ее передает нам, подробно объясняя, где и как она лежала. Зная маниакальность нашего отделения, мало у кого возникает подозрение, что что-то здесь не так.

Ну а мы в этот день делаем две ходки до хижины Рацека. Первая дается нам тяжело, а вторая – еще тяжелее. Когда мы отправляемся на Рацека во второй раз, с нами идут Ксенька, Лена и Андрей. Андрей, потом, бежит вниз, а мы вшестером остаемся там ночевать. Хижина находится на высоте 3500. Сейчас здесь только мы.

11 июля.

Под утро мне приснился тренер Волков: что приехал он, а мы – спим. Я в тревоге вскочила: сколько времени? Оказалось, не так уж и много, но все же вставать уже пора. Самочувствие, честно сказать, не очень. Но бодрюсь, стараюсь шутить и с аппетитом есть. Все это дается мне с трудом. Появляются Иваныч и Олег. Не побыв и 10 минут, они отправляются вниз. Сашка убегает за ними следом. И девчонки, Маша с Ксеней, - тоже. Ну, и я отправляюсь.

На завтра у нашего отделения намечена гора. Поэтому, мы сегодня стараемся побольше отдыхать. Сижу в среднем лагере до вечера. Нижнего лагеря уже нет, все вещи, кроме ящика тушенки, оставленного в качестве заброски, перенесены сюда, в сосенки, и дальше – на Рацека. Но вот наступает время идти наверх. В этот раз у нас с Сашкой оказываются какие-то неимоверно тяжелые рюкзаки. Мы оба устаем и даже немного ссоримся. Не люблю я эти ссоры по усталости: оба не правы, оба неадекватны. Так и ложимся спать, сердясь друг на друга. 1

2 июля.

Встаем в 4.30, выходим – в 6.10. Не хватает нам опыта быстрых сборов, необходимого для спортивной группы. Сегодня – наше первое полностью самостоятельное восхождение. 2А на Бокс. С нами еще идет Ленка, так что нас сегодня пятеро.

Идти тяжело: не хватает акклиматизации. Это чувствуется. Долго и нудно взбираемся по динозавру. Сердце выпрыгивает из груди, тяжело дышать. До начала маршрута добираемся 4 часа, вдвое дольше, чем по описанию. Наконец, мы на перевале Текетор. Направо идет 3А на одноименную вершину, а мы идем налево – на Бокс. Маршрут гребневой, достаточно интересный. По гребню идти веселее, чем до перевала. Идем двумя связками: Анька с Игорем, я с Сашкой и Ленкой.

Постепенно погода портится, все скрывается в тумане. Но маршрут очень логичный, заблудиться невозможно. Идем в хорошем темпе, слаженно. Через 2 – 2,5 часа в появившимся окне тумана видим вершину. В 14.00 наша связка уже на ней, чуть позже – и Анька с Игорем тоже. Облака на какое-то время расступились, позволив нам полюбоваться вершиной и пейзажем. Настроение отличное, но голова немного гудит от высоты. Внезапно погода снова меняется. Что-то начинает громыхать совсем рядом. Мы спешим ретироваться.

Спуск по 1Б. Очень много снега. Он раскис и совершенно не держит. Проваливаемся на всю длину ноги. Из-за этого спускаемся очень медленно. А тут и туча, что пугающе гремела где-то рядом с вершиной, настигает нас, завьюживая снегом. Становится очень мокро и холодно. Появляются мысли о том, что же я все-таки ищу в горах, в этом снеге, ветре и холоде? Дрожу всем телом, безрезультатно стараясь согреться. Видимость плохая, на леднике совершенно не понятно в какую сторону мы должны идти. Но нам везет, находим утренние следы и идем по ним. В тумане ледник кажется бесконечным. Но вот показывается склон, вдоль которого вьется тропа к нашему лагерю. И тут я замечаю человека! Там, на серых камнях, кто-то есть. Неужели Иваныч? Точно, он! Я радостно и глупо улыбаюсь непонятно чему. Иваныч вышел нас встречать т.к. мы не выходили на связь. А мы выходили, просто что-то не так было с рацией.

Непогода заканчивается. Но меня она вымотала сильнее, чем само восхождение. Иду, спотыкаюсь, ругаю (про себя, конечно) слишком извилистую тропу, слишком острые камни. Анька и Игорь отстают, а мы идем не разбирая дороги напрямик в лагерь через неудобные сыпухи. Мне это надоедает, я поднимаюсь на морену, нахожу тропу. Как хочется поскорее попасть в лагерь! Из-за этого иду так быстро, как могу. Вон она, палатка наша, совсем уже рядом. Все, дома. Плюхаюсь на пенку, Машка приносит мне чай, все расспрашивают о горе. Минут через 10 приходит Сашка, затем Ленка, Анька. Игорь появляется не скоро. Он успевает где-то по пути вздремнуть.

В небе – солнце, нет и намека на недавнюю непогоду. Я сижу, блаженно щурюсь на солнце, купаюсь в тепле его лучей. Нет, что не говорите, а я люблю горы! Где еще можно найти столько контрастов? Где еще возможно за сутки сменить все 4 времени года? Вечером Сашка и Игорь предлагают Ксеньке, Машке и Андрею сводить их завтра по тому же маршруту.

13 июля.

Ребята уходят на гору в 4.30. Я думаю, что отосплюсь, но не могу спать – и все тут. Часов в (8? 9?) вылезаю из палатки. Смотрю, Олег колобродит. Увидел меня, обрадовался: хоть кто-то, говорит, тоже встал. Сели пить чай и разговоры разговаривать.

В 10.00 – связь. Наши уже на гребне, выше ключевого участка. Молодцы! Я обрадованно наливаю себе еще чая и иду заниматься хозяйством. В 12.00 по связи ребята сообщают, что находятся на вершине! Я радуюсь так, будто сама там. Начинаем хлопотать с Олегом на кухне, ведь уже часа через 2 наши с горы уже спустятся.

И тут – явление. Рома. Примчался и сразу потребовал еды. А вот и наш любимый старший тренер Миша Волков! Мы рады, что он наконец приехал. Садимся, расспрашиваем как там Москва, рассказываем свои новости.

Около 15.00 возвращаются ребята с горы. Народу на Рацека уже много. Вчера приехали тайванцы, сегодня, кроме Ромы и Мишани, еще несколько человек. Мы ходим, со всеми общаемся. Вечером устраиваем небольшие посиделки, но быстро расходимся, даже гитару не расчехлии.

14 июля.

Наше отделение уходит сегодня на Коронские ночевки. Планируем 3Б на Изыскатель и 4Б на Двурогую. Но мы так неторопливо собираемся, что запланированного выхода в 16.00 не происходит. Иваныч сегодня штурмует 3А Текетор, а остальных Мишаня Волков повел на ледовые занятия. А мы все сидим в лагере и собираемся начать собираться. В общем, вышли мы, всем на потеху, уже в сумерках. И шли этот подход вместо 2 часов, целых 4.

15 июля.

Просыпаюсь с великим трудом. Слышу, Сашка песни поет. Неимоверным усилием воли заставляю себя открыть глаза и сесть. По нашему плану сегодня 3б. Но тут оказывается, что Аня не очень хорошо себя чувствует и на гору идти отказывается. Начинаем думать, как же провести день. Идея идти на Изыскатель втроем отметается (мы на этом маршруте планировали отработку взаимодействия связок), ледовые занятия тоже не принимаются. Возникает идея идти втроем на 3А Текетор. Этот маршрут прошел вчера Иваныч. Кстати, а кто это мелькнул в окне? Открывается дверь – Иваныч! Пришел с неизменным термосом и вареньем. Он дал нам необходимые инструкции по Текетору, и мы отправились.

На перевал забежали очень быстро. С перевала по снежному гребню направо. Очень приятная 3А. Маршрут прошли на одном дыхании. На вершине понежились в теплых солнечных лучах и сбежали вниз. В результате наш путь от Коронских ночевок на вершину и обратно составил 5 часов.

В лагере Анька напоила нас горячим чаем и накормила карпюром. А затем мы устроили тихий час. Разбудила нас Гала, повар тайваньских альпинистов. И хорошо, что разбудила. По морене шли наши ребята. Они подошли, быстро поставили палатки, перекусили. Сумерки только начали сгущаться, а все уже разошлись спать. Завтра мы идем на 3Б Изыскатель, а Миша Волков ведет ребят на 3А на Корону.

16 июля.

Наше отделение встало в 4.30. В лагере в этому времени уже никого не было. Видны были только спины удаляющихся Мишани, Андрея, Ксени, Маши, Ромы и Лены. Мы неторопливо позавтракали и только собрались уходить, как на морене показались две фигуры. Иваныч и Олег. Мы с ними немного поговорили и пошли. Погода, как казалось, была слишком теплая для такой высоты. И облаков слишком много для 7 часов утра. Значит, надо спешить. Прибавляем шагу. Вот и пришли.

Маршрут лежит перед нами во всей своей красе. Ледовый склон, припорошенный снегом. Начинаем движение. Первым идет Игорь. Идем с одновременной страховкой. Но постепенно склон становится круче. Приходится вешать перила. Вообще маршрут приятный и не очень сложный. Самой проблемной оказывается предпоследняя перед вершиной веревка. Там ровный лед кончается, а появляются скалки, залитые льдом. Возникает проблема с вкручиванием ледобуров. Но вот и вершина. Нам открывается вид на Медвежий Угол. Пытаемся понять, где же там Двурогая. А с другой стороны видны наши ребята. Они уже прошли свой маршрут, сидят и наверняка смотрят на нас. Выходим на связь. Время 12.00. Мы довольны. Но впереди еще спуск, который проходит по 2А. Мы не думали, что могут возникнуть какие-то проблемы. Но они возникли. В этом году очень много снега, и поэтому вместо легких скал мы получаем раскисший снег и лед под ним. Сложного, по большому счету, ничего, просто очень противно. К тому же начинает непогодить.

Наконец, мы снова у подножья Изыскателя. И снова светит солнце. И снова у всех хорошее настроение. Начинаем движение. Знаем, что там, за небольшим снежным перегибом, стоит палатка Иваныча и Олега. Там нас поят чаем, рассказывают последние новости. Немного отдохнув, продолжаем путь на ночевки.

17 июля.

Сейчас сидим на Рацека. Мы, вчетвером, сегодня спустились сюда, что бы сходить 4А на Бокс. Сразу идти на Двурогую не решились. Сегодня Иваныч с Олегом сходили 3А на Корону, а остальные ребята – 3Б на Изыскатель. Планируем выйти ночью на Бокс 4А.

18 июля.

1 час ночи. В нашей палатке звенит будильник. Резко сажусь. Голова сразу начинает работать: сегодня 4А. Мысленно вспоминаю, что куда я вчера положила, чтобы сегодня все быстро найти. Рюкзак – под тентом, одежда – в углу палатки, фонарик – вот тут. Сашка щурится на свет фонаря, но глаза не открывает. Пытается отвоевать у сна еще пару минут. Слышу шорох у палатки: Анька. Предлагает поспать еще час. Но мы не соглашаемся – уже окончательно проснулись.

Вскоре собираемся за столом. У всех одинаковое выражение лица: невыспанно-сосредоточенное. Вдруг в круг от света фонариков попадает фигура человека: Иваныч! Он садится и начинает очень эмоционально рассказывать (и показывать) как его напугала ласка, пытавшаяся проникнуть в палатку, видимо, прельстившись запахом колбасы. Что ж, это уже входит в традицию, перед восхождением общаться с Иванычем.

3 часа ночи. Выходим. Пробираемся через ледник, вылезаем на сыпуху. Идти по ней достаточно неприятно. Все под ногами едет, порой делаешь шаг вперед, и съезжаешь назад на три. Начинает еле заметно светать. Выключаю фонарик, экономлю батарейки. Еще не известно, когда мы сегодня спускаться будем.

В 4.50 мы под началом маршрута, под ледником. Надеваем системы, связываемся. В 5.00 выходим на ледник. Он вначале не крутой, покрыт снегом. Идем одновременно. В верхней части ледник становиться круче. Вешаем перила. По некоторым данным, самая крутая часть ледника достигает 70 градусов крутизны. Идем по перилам.

8.00 Выходим на осыпную перемычку. Там нас встречает солнце. Усаживаемся отдохнуть, блаженно улыбаясь друг другу и окружающему миру. Небольшой перекус из сухофруктов окончательно приводит в себя. Ледовая часть маршрута пройдена, далее – скалы, не представляющие особой сложности. Мы рассчитываем быстро их пройти. Но все оказалось не так то просто. Вернее, не сложно, но не так быстро, как мы рассчитывали. Видимо, накопилась усталость и недосып (спали сегодня не более 2-х часов). В результате на снежно-ледовый купол вылезли только в 12.00. Думали, вершина. Но, оказалось, снова надо одевать кошки (ух, как неохота!) и топать. До вершины оказалось надо пройти еще три веревки: два взлета и небольшой траверс.

На вершине мы в 13.15. В 14.00 начинаем спуск. Голова пуста, движения нескоординированы. Очень хочется пить. Солнце немилосердно печет. Спускаемся по знакомому кулуару, заполненному раскисшим снегом. Проваливаемся на каждом шагу. Но вот мы у начала кулуара. Наконец можно скинуть теплую одежду. Немного отдохнув, начинаем путь по леднику. Снег раскис, снова проваливаемся на каждом шагу. Наконец, ледник пройден, за ним пройден и динозавр. А вот и лагерь. Все. Мы дома.

19 июля.

День отдыха. Какое сладкое словосочетание! День отдыха. Спим, пока солнце не начинает жарить сквозь палатку. Тогда открываем входы, устраивая тем самым сквозняк, и снова спим. Днем старательно отдыхаем: купаемся в ледяной воде, фотографируемся, едим, снова спим и снова едим. Вечером – культурная программа – идем в гости к Кемеровчанам общаться и петь песни. И – снова спать.

20 июля.

Отделение значкистов и третеразрядников отправились на 3А Теке-Тор. А мы – на Коронские ночевки. Завтра планируем 4Б. Я немного волнуюсь. Для всех нас это первая 4Б. Я думала, что с нами на этот маршрут пойдут Иваныч или Мишаня. Но, нет. Мы идем одни. Сейчас 15.00 Находимся в хижине. Ребята спят, я – пишу. Что-то не спиться. Погода начинает портиться. Все вокруг обложило. Надеюсь, что растянет, тут так всегда во второй половине дня, но сейчас уж больно капитально. Посмотрим.

Засыпаю. Но поспать долго не получается. Внезапно вокруг начинает громыхать гром и выть ветер. По крыше хижины начинает стучать сначала дождь, потом - град. И снова дождь. Мы меланхолично воспринимаем непогоду из нутра спальников. Но наша меланхоличность быстро кончается, когда с потолка начинает течь. Причем, во многих местах сразу. Но выход найден: вещи – под нары, мы – на нары, над нами – натянут тент то палатки, а над ним – текущий потолок. К вечеру погода ненадолго улучшается, но потом снова начинается гроза. Наше восхождение завтра все более сомнительно. В 21.00 отбой.

21 июля.

Всю ночь за окном громыхал ветер. Его порывы грозили сорвать хижину с места. Хижина выстояла, но сорваны были планы. Погоды нет. Мы сидим, отдыхаем. Делать особо нечего. В хижине сыро. Как сказал Игорь: «Когда за окном идет крупный дождь, в хижине идет мелкий». Сидим под тентом.

12.00. По связи узнаем о штормовом предупреждении, полученном из Бишкека. Но связь была плохая и мы так и не поняли – то ли это вчера был шторм, то ли все еще впереди.

14.00. Выходим на ледник, на прямую видимость с лагерем, в надежде на улучшение связи. Но ничего толком не узнаем. На связь выходит Лена и больше смеется, чем отвечает на вопросы Игоря. В конце концов, она дает СК до 8.00. Игорь СК не принимает, просит дополнительной информации. Но рация уже молчит. Снова сидим в хижине. Погода то обнадеживает, то снова портится. Но в целом, кажется, есть улучшения.

В 21.00 связь. Рация Ромкиным голосом нам сообщает: «Приказ Волкова спускаться вниз» и все. Тишина. Мы в шоке: что такое? Почему спускаться? Почему так срочно? Что случилось? Игорь прыгает с камня на камень в поисках волны. Рация бессильно хрипит. Наконец, снова слышим базовый: «Наши пожелания – не выходите завтра на маршрут. Погода без изменений». Ну что ж, значит ждем-с.

22 июля.

Непогода продолжается. Еда и газ подходят к концу. К тому же у Аньки и Саньки нет с собой пуховок (остались в базовом лагере), а Игорь грустит об оставленных там же гортексовых штанах. Решаем, что мы с Сашкой спускаемся в базовый за едой, газом и теплыми вещами, а Игорь с Анькой идут на разведку в Медвежий угол. Сильно непогодит, но, не смотря на это, мы по пути на Рацека встречаем очень много народа: кто-то идет на Коронские ночевки, кто-то просто гуляет, а украинская сборная знакомится с окрестностями через окна в тумане.

В базовом лагере нас радушно встречают: кормят, поят чаем. Даже здесь, на Рацека, лежит снег. Однако пора идти обратно. На Коронских узнаем, что Медвежий угол не удалось рассмотреть, т.к. не было никакой видимости. Ну, ничего. Разберемся.

Вечер. Погода крайне неустойчивая, хотя есть явные улучшения. Решаем завтра выйти на маршрут.

23 июля.

Просыпаемся в час ночи. Первым делом оцениваем погоду. На небе много облаков, но они не плотные и высокие. Видимость есть. Холодно, сильный ветер. Ну, что ж. Решаем идти.

До Медвежьего угла идем по темноте, путь нам известен только по описанию, волнуемся, сможем ли найти нужный нам кулуар. Но, тем не менее, находим его легко. Начинаем подъем. Очень холодно, у всех сильно мерзнут ноги. Кулуар сперва некрутой, снежный. Идем с одновременной страховкой. Затем становиться круче, снег кончается, начинается лед. Приходится вешать перила.

8.00 Мы на перемычке. Наконец, попадаем на солнце. Пытаемся согреться. Осматриваем дальнейший маршрут. До вершины-то всего 3 веревки осталось! Но зато каких… До перемычки первым шел Игорь. Дальше первым идет Сашка. Очень сложный рельеф: заледеневшие скалы. Тут в самый раз первому идти с инструментами. Но у Саньки только ледоруб. С подобным рельефом мы почти не сталкивались. Тем не менее, медленно но верно продвигаемся вперед. Холод продолжается: маршрут идет по северной стороне горы, и мы все время находимся в тени. А так хочется солнца!

14.00. Вышли на перемычку между двумя «рогами». Какой же из них вершина? Анька замечает на одном дюльферную петлю. Проверяем. Точно вершина. Анька снимает записку своих знакомых ребят, прошедших этот маршрут зимой. Да, все-таки мир тесен. Однако время идет. Пора спускаться. Дюльферяем. Три веревки до перемычки, и 8 по кулуару. Днем тут прошла лавина, спускаемся по ее следу.

Настроение отличное, беспокоит только одно обстоятельство: за день мы ни разу не смогли выйти на связь. С этого Медвежьего угла рация не «добивает» до базового лагеря. На Коронские мы приходим к 21.00. Весь путь сегодня у нас занял 19 часов. Нас встречают чаем и очень вкусным рисом. И расспросами. Мы с удовольствием отвечаем.

Но вот незадача: по рации связаться с базовым по прежнему не удается! Мы их слышим, а они нас – нет. И слышим мы, что они собираются идти нас искать. Вместо того, что бы идти на 4А. Игорь принимает решение идти вниз – необходимо сказать, что с нами все в порядке. Это, конечно, мужественное решение: после 19 часов маршрута, вернувшись в лагерь, расслабившись, снова собраться и идти…

А со мной казус произошел: я, оказывается, ногу обморозила. Не понимаю, как это произошло. Заметила, только когда носок сняла: пальцы синие… И как начнет болеть!!! …

24 июля.

Проснулись – солнце высоко, на ночевках уже никого нет: кто на гору пошел, кто – на разведку под маршрут. Не спеша собираемся, выходим. Часто смотрим на БОКС – там сегодня наши (Ксенька, Машка, Андрей, Лена, Рома) под руководством Миши Волкова идут 4А. Ксенька этой горой закрыла 2 разряд, а Андрей - 3й.

Вечером начинаются разговоры о 5А на Байчечекей с Мишей Волковым. Наше отделение долго совещается и решает, что с Мишей пойдет самый крепкий и кремневый из нас, т.е. Саня.

24 июля.

Рано утром Саня и Миша ушли на 5А, на Байчу. Я хожу, волнуюсь и, если честно, завидую. У Сашки это первая 5ка. Связь, как обычно, плохая. Нас не слышат, но, главное, мы слышим ребят. Идут бодро, быстро. Рядом с ними по этому же маршруту идут ребята из Украинской сборной. И вот наконец сообщение – стена пройдена. Ура! Еще какое-то время ожидания – и наши восходители в лагере. Традиционный рассказ об ощущениях. Мы слушаем, раскрыв рот.

А вечером – праздничный ужин. Засиживаемся глубоко за полночь. Обычно, в это время мы на гору вставали, а тут – еще не легли. На небе полная луна, настолько яркая, что возникает желание фотографировать с ручной выдержкой. Мы с Андрюхой углубляемся в фотопроцесс. Так же вечер был отмечен сжиганием Ксюхиных старых фонариков и мистическими танцами вокруг этого костра с прыжками сквозь огонь.

26 июля.

Наступил день отъезда. Все сосредоточенно пакуют вещи. Иваныч уже ушел, пока все спали, а неутомимый Рома успел сбегать вниз, в Ала-Арчу, заказать баню и вернуться обратно.

А у меня совсем разболелась моя обмороженная нога. Большой палец совсем плох. Из-за него я всю ночь ворочилась и плохо спала. «Спасатель» не помогает, что делать – не понятно. Мишаня и Олег, осмотрев ногу, выносят вердикт: волдыри вскрыть, про Хантенгри в этом году забыть. Вот так поворот событий… Мы с Сашкой к Хану весь год готовились! И вот так вот взять и забыть. Обидно. Значит, необходимо действовать. Находим врача украинской сборной и он, с удовлетворением взглянув на мою проблему, достает…ножницы! Обычные такие ножницы, с тупыми концами! Я в ужасе хватаюсь за Сашку и начинаю со страху плести какую-то околесицу. Выгляжу при этом абсолютно не мужественно. Но после определенных манипуляций, произведенных врачом ножницами, ходить стало намного удобней! Ладно, мы еще посмотрим, так ли уж и забыть про Хан в этом году…

Днем, в Ала-Арче, нас ждала баня, пиво и грибы с картошкой. Вот это был настоящий альпинизм!!!

19.30. За нами приехал все тот же белый форд, все с тем же водителем Куваном. Загружаем в него свои пожитки, прощаемся с Ала-арчей, Анькой и Игорем. Они остаются тут еще на неделю. Машина начинает движение. Олег говорит «Только не оборачивайтесь!» Слушаюсь Олега, смотрю только вперед. А оглянуться так хочется…

27 июля.

Начинается курортная часть путешествия. Чолпан-Ата. Киргизское взморье. Иссык-Куль. Приезжаем в 2 часа ночи. Знакомый водитель Куван привычно нервничает. Перед нами проблема: и где тут в это время найти жилье? В Чолпан-Ате такого места не находим и переезжаем в Бостыри. Там Андрей с Санькой проблему успешно решают, и мы оказываемся в гостеприимном киргизском доме. Дом новый, только что построенный. Из мебели только стол, одна кровать и ковры на полу. Но нам другого и не надо! Расположились на коврах (романтика!), кровать никто так и не занял. А утром фрукты и Иссык-куль. И снова фрукты и Иссык-куль. И так весь день. Вечером – праздничный ужин, после которого все (кроме Ромы, Иваныча и меня) ушли на дискотеку.

28 июля.

В 3 часа ночи уехали в Москву Миша Волков и Рома Луисага. Как-то сразу стало пусто. К тому же, следующей ночью уезжают Маша, Ксеня, Лена, Андрей и Олег. Я весь день мучаюсь сомнениями: а не уехать ли мне тоже? Все советуют не ехать на Хан с такой ногой. Вечером с Сашкой после, длительного разговора, все же решаем, что я остаюсь.

29 июля.

В 5 утра уехали все, кроме Миши Русакова, Саньки и меня. Для нас начинается следующий этап путешествия – Хан-Тенгри.

 
Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться -->
или
 
--> Зарегистрироваться <--
   

    




Подписаться на новости
 
Camp Russia
Венто
Simond

Маёвец.ru
         
  © 1996–2018 Альпклуб МАИ