Альпклуб МАИ
     
 

Главная / очерки / ...

Киргизия 2002.

Часть 2

Хан-Тенгри

Предисловие.

Лето 2002г. Киргизия. Приезжаем сюда уже 2-ой год. Программа такова: вначале акклиматизация, потом – поездка на Хан-Тенгри. Первая половина программы проходит в альплагере «Ала-Арча». Нас – 12 человек. Вполне спортивная компания. Но на Хан-Тенгри едут только трое. А значит, наступает момент расставания. И вот, 29 июля, в 5 утра, в поселке Бостери, что на Иссыккуле, мы расстаемся с нашими друзьями. Они едут в Бишкек, где их ждет душный поезд и, наверное, не менее душный самолет. А мы – в противоположную сторону – в Каракол. У нас все только начинается.

Состав. Нас всего трое:
Русаков Миша, 1 разряд, наиболее опытный из нас альпинист, лыжник (КМС), шахматист (КМС), марафонец, а, главное – человек хороший.
Воробьев Александр, 2 разряд, альпинист, лыжник, шахматист, марафонец.
Пименова (Воробьева) Екатерина, 2 разряд, скромный автор этих строк

29 июля.

Итак, мы в Караколе. Останавливаемся в знакомой по прошлому году гостинице у стадиона. Снимаем на троих 2-х местный номер, в комнате № 7, также нам знакомой. Тут, в гостинице, ничего не изменилось. Да и в самом городе – тоже. Идем на рынок. У меня в голове крутится стихотворение, еще времен школьной скамьи:
«Как все привычно и знакомо,
Ко всем изгибам глаз привык…»

Ничего не изменилось, просто не верится, что год прошел. В Азии действительно время по-другому идет. После рынка 3 часа спим, а затем снова идем по магазинам. Миша учит меня торговаться, но я не слишком в этом преуспеваю, хотя и очень стараюсь. Вечером Миша с Сашей едут к Ханину, возвращаются поздно. Ханин не так радушен, как в прошлом году, видимо, очень устал.

30 июля.

Ночь была беспокойной. В гостинице пили, буянили, кричали, кто-то куда-то залез, его пытались вытащить, он сопротивлялся и во что-то колотил. Но мы изо всех сил старались спать. Днем ребята бегут докупать то, что не купили вчера, а я – занимаюсь упаковкой.

В 2 часа покидаем гостиницу, т. к. Ханин обещал машину в 3. Я, Саша и вещи едем на такси. А Миша идет пешком. И каково же наше удивление, когда через несколько минут после нашего приезда к дому Игоря, появляется Миша! Он, оказывается, использовал эту ситуацию для тренировки и не шел, а бежал. Вот что называется настоящий спортсмен.

15.00. Мы у Ханина. Но ни его, ни обещанного ГАЗ 66. Неужели без нас уехал? Через некоторое время появляется Игорь, а потом – ГАЗ. Опять возникает ощущение смещения времен. Ведь все это уже было. И Игорь, и этот дом, и желтый фургон… Узнаем, что кроме нас поедут еще чех и израилитянин.

18.30. Ну, поехали. До свидания, Каракол. Едем с комфортом: нас всего 5 человек, в такой большой машине. Миша, великий стратег, узнав, что водитель не сильно спешит, договаривается об остановке на перевале (3800) на несколько часов для акклиматизации. На перевале мы укладываемся спать. Всем хватает места лечь в машине, но отчаянный Сашка идет спать на улицу. Я, вопреки семейному положению и семейным обязанностям, не решаюсь составить ему компанию.

31 июля.

Рано утром мы на погранзаставе. На этот раз у нас все в порядке с документами, и нас пропускают. Весь день мы ждем вертолета, но напрасно. В 15.00 погода портится. Мы залезаем в палатку и сидим в ней до вечера. Идет нудный противный дождь, облачность низкая, видимость плохая. С тем и засыпаем.

1 августа.

Утром дождя нет, но и надежды на вертолет тоже. Зато помним, что сегодня в Бишкек прилетел Москалев. Гадаем, когда он будет тут. Миха весь день рассказывает нам историю альпклуба МАИ. И откуда он столько знает?!

2 августа.

В 8.30 приезжает Дима Москалев и еще 3-е москвичей с ним. А в 9.10 мы уже взлетаем на вертолете. Возможно, еще раньше бы взлетели, однако вышел казус: пока мы в спешке взвешивали и грузили вещи, нам дописали чуть меньше 100 кг лишнего веса! Объявляют сумму – 400$ на троих! А мы-то знаем, что такого быть не может! А вертолет уже заведен, лопасти свистят! Нам говорят – либо платите, либо – выходите. И еще говорят: там, под Ханом, мол человек болен, вертолет летит спасать его, а мы, дескать, задерживаем всех (забегая вперед скажу, что это оказалось просто липой – никого спасать было не надо, все были здоровы). Еле-еле удалось договориться на перевзвешивание. И свою правду мы отстояли. Но осадок остался. Некрасивая история.

9.35 - 9.40 Базовый лагерь. Высота сначала не чувствуется, но вскоре начинает немного плющить. Альтиметр показывает 4100. Ближе к вечеру отправляемся на прогулку в сторону «поворота». Гуляем 2 часа, возвращаемся в лагерь в сумерках. Ужин заканчиваем уже в темноте. 22.00 – отбой.

3 августа.

Во второй половине дня уходим на «поворот». Чувствуется усталость, недосып, недостаток акклиматизации. Еще и погода не радует: неустойчивая погода. Заснуть удается не сразу, но сплю крепко.

4 августа.

Подъем в 3.15. Выходим – в 4.00. Я со страхом думаю о помороженной ноге, вспоминая, как мерзла по утрам в прошлом году. Но ночь на удивление теплая. Так что сейчас ни руки, ни ноги не мерзнут.Рассветает. Странно, но никого кроме нас не видно. Наконец, перед самой Мышеловкой, встречаем первого человека. Это немец, он вчера был на вершине. Разговариваю с ним по-английски, судоржно вспоминая Ксюхины уроки. Благодаря им, уровень английского у меня вырос, хотя в ответ на длинный монолог я лишь вежливо улыбаюсь и киваю головой, абсолютно ничего не поняв.

Тропа идет в этом году по-другому. Ледник более разорван, тропа больше виляет и путь по Мышеловке оказывается в 2 раза длиннее. Брр… кошусь влево, наверх. Там многотонные ледовые нависания. Отвалится кусочек – на всех хватит. Ускоряю шаг, но быстро выдыхаюсь. Снова иду медленно. В конце Мышеловки – сюрприз – надо выжумаривать по ледово-фирновой стенке. А у нас кроме лыжных палок – никакого снаряжения. В общем, стеночку эту мы целый час проходили. Выдохлись… Тут и погода испортилась. Пошла мелкая снежная крупа. Мы, недолго думая, нырнули в пустую полу-пещеру, полу-иглу, не дойдя до 2-го лагеря минут 15. Тут и решили ночевать.

Начался снегопад. Тропу наверх замело. Мы попытались пройтись до 2-го лагеря, но ничего не вышло: тропы нет, ничего не видно, куда идти – не понятно. Ночью меня накрыла горняшка. Такой жестокой у меня еще не было! Ужасная головная боль, тошнота, трудно дышать… Желание одно – вниз. Но только ночь никак не кончается…

5 августа

Утро все же нехотя наступило, а головная боль и не думала проходить. Тяжело думать, поворачиваться, разговаривать. Мимо нашей пещерки проходит большая группа – торопятся. За ночь выпало не менее 20см снега, все спешат пройти Мышеловку побыстрее, пока не начало сыпать. Миша нас торопит, корит за медлительные сборы. Его норматив – 30 минут. Ох как тяжело в этот норматив уложиться, когда башка трещит! Спускаемся до первого лагеря за 1,5 часа. Устраиваем небольшую передышку (наконец, начинает проходить голова, счастье-то какое!). Затем, не спеша топаем в базовый лагерь.

Сегодня 5 августа. Ровно год назад при восхождении на Хантенгри погиб Ваня Москалев. К вечеру Дима Москалев, Андрей, приехавший вместе с Димой, Оля Шиленина, Миша, Сашка и я идем на другую сторону ледника, туда, где был наш базовый лагерь в прошлом году. Теперь там висит табличка…
Вечная память…

6 августа.

Во второй половине дня уходим на поворот, в 1-ый лагерь. Если получится, в этот выход попробуем сходить на вершину. Если не будет сил или погоды – спустимся в базовый и попробуем с третьего захода. Я очень волнуюсь. Иваныч с нами не идет, идем с Санькой вдвоем. Я мучаю Мишу вопросами о маршруте, оптимальном питании, способах борьбы с горняшкой и т.д.

На «повороте» легко находим палатку Димы Москалева, рядом с палаткой сборной Уфа-Ванкувер. Со сборной у нас договоренность: мы ночуем в их палатке в первом лагере, а они в нашей – во 2-м лагере. И ничем бы этот вечер не запомнился, если бы Сашка не провалился по пояс в трещину, заполненную водой. Он бы и глубже мог, да зацепился за края трещины руками и пулей выскочил обратно. Мы в это время сидели в Диминой палатке, услышали громкий «плюх», я опрометью из палатки выскочила – смотрю – стоит около трещины мокрый мой Санька и хохочет.

7 августа

Проснулись. По школе Иваныча попили чай с баранками. Ничего больше есть не стали – так идти легче. Пошли. В 9 были уже на 5200, в пещере выше Мышеловки. Стали ждать Диму с Андреем. Сидим, ждем – никого… Сашка к веревке пошел, по которой выжумаривать из Мышеловки надо, посидел там полчасика – вернулся за каской: сыпет, говорит, мелочью всякой. Наконец, пришел Дима и рассказал, что Андрей вернулся в базовый лагерь. Не захотел лезть в Мышеловку. Сидим мы так в пещере, чай пьем. По нашему плану мы тут ночевать должны. Но Дима нас уговорил дальше идти, в 3-й лагерь, на 5900. Что ж, выходим втроем. Правда в 3-й лагерь пришли только мы с Сашкой, Дима вернулся во 2-ой.

Я очень волнуюсь. Вот он, гребень на вершину, близко совсем. Но хватит ли сил? Нога помороженная не подведет ли? В общем, нервничаю, а иду. Вот и 3-й лагерь. Пытаемся вырыть тут для себя пещерку, но во-первых, что-то сил мало, во-вторых, начинается непогода. К тому же, томичи зовут в гости, к ним в палатку, на чай. Томичи, Саша и Женя, очень гостеприимные и душевные ребята. Их старшие товарищи сегодня вышли на вершину и вот-вот должны вернуться. Томичи показывают нам свободную пещеру (вот удача!). Мы перетаскиваем туда свои вещи и возвращаемся в палатку на чай. Возвращается их Иваныч, до вершины не дошел. А вот Георгича все нет…

8 августа

Нет погоды, нет сил, нет Георгича. Так и не пришел он вчера. Томичи, Саша и Жека, собираются идти его искать. Мы с Санькой присоединяемся. Идти тяжело, сильный порывистый ветер, холодно, видимость плохая. Голова гудит, ноги вязнут в свежем снегу.

От пещер до 6200 мы добирались около 4-х часов. Дальше идти было не нужно. Мы увидели Георгича. Уставшего, шатающегося, но живого. Он схватил холодную ночевку на 6700. Сильно поморозил обе ступни и кисти рук. Начинаем спуск. И тут я совершаю элементарную ошибку: дюльферяя на карабине на узле УИАА, я невнимательно слежу за веревкой. И она под нагрузкой расстегивает муфту-афтомат. Метров 5 пролетаю по веревке на скользячем карабине. Кошкой до крови раздираю ногу. Правда, не очень сильно. Приятного мало. Останавливаюсь на полке. Благополучно. Что-то бормочу изумленному томичу на счет «так и было задумано». Стыдливо бреду дальше. Да, надо быть внимательнее.

В лагере договариваемся с ребятами из Томска о совместном праздничном ужине и расходимся отдохнуть. Завтра они идут вниз, а мы – вверх. В 18.30 ложимся «поспать до ужина минут 30», но просыпаемся только в 3 часа ночи.

9 августа

3 часа ночи. Выглядываю из пещеры, смотрю на погоду. На небе ни облачка, звезды яркие-яркие, холодно, небольшой ветер. Погода идеальная для восхождения. Начинаем собираться. Не спешим: не хотим идти первыми. С тревогой прислушиваюсь к себе, к своему состоянию. Вроде бы, все в порядке. Только волнуюсь сильно: первый семитысячник. В 4.30 мимо нашей пещеры проходят англичане. В 4.50 выходим мы. На мне одеты все мои теплые вещи. На животе спрятана фляга с горячей Зукой. Сашка тоже утеплился, как только мог, и тоже засунул под одежду флягу с горячей водой.

Пора. Пошли. Фонарики англичан хорошо видны на перемычке. Больше пока никого нет. Как только начинаем движение, мое волнение проходит. Вылезаем на перемычку. Ветер усиливается. Обнаруживается слабое место в моей экипировке – голова. У пуховки капюшона нет, а шерстяную шапочку + поларовый капюшон ветер продувает насквозь. Идется пока легко. На выходе на гребень догоняем англичан. На перемычке показываются еще люди. Сегодня много народу вышло на гору.

До площадки на 6400 доходим очень легко. Окрыленные и воодушевленные этим, пытаемся продолжить в том же духе. Но не тут-то было… Приблизительно с 6500 нас начинает плющить. К тому же, начинаются перебои в движении: больше 10 человек собираются в очередь под снежным кулуаром для прохождения одной веревки скальной стенки. Очередь двигается медленно, а время – катастрофически быстро. Наконец, мы проходим эту веревку скал и оказываемся в кулуаре.

6700. Организм отказывается двигать руками и ногами. В ушах звенит, в голове – гудит. Мы с Санькой смотрим друг на друга и упрямо ползем вверх. Каким же бесконечным кажется этот кулуар! Два шага – передвижение жумара - отдых. Стою, дышу. И снова по той же схеме. Англичане давно убежали вперед. Утешает только то, что мы не последние – за нами еще человек пять. Наконец, вылезаем из кулуара. Встречаем первого человека, уже идущего с вершины. Он радостно нам сообщает, что до вершины часа 1,5 очень легкого пути.

15.00.Вылезаем на купол. Народ уже спускается. Нам советуют развернуться и идти обратно. За нами уже никого нет: те пятеро, что шли за нами, выше кулуара не пошли. Впереди, минутах в 30 от нас, англичане, новосибирцы и баумановцы. Все идут плотной группой. И мы пошли вперед. По куполу идется легче, чем по кулуару. То ли второе дыхание открылось, то ли просто дело в крутизне: купол всего 30 градусов.

Снежный нож. Именно здесь сорвался в прошлом году Ваня Москалев. Останавливаюсь. Смотрю на Саню. Понимаю, что он тоже вспоминает сейчас Ваньку.

Практически на вершине встречаем знакомых баумановцов: они уже спешат вниз. Теперь наверх кроме нас никто не идет. Все уже спускаются. Еще 10 минут – и мы на вершине! Под нами облака, выше облаков только две вершины – Хан-Тенги, и мы на ней, и пик Победы. Состояние какое-то нереальное. Однако расслабляться нельзя. Впереди еще спуск. Решаем, что посвящаем это восхождение памяти нашего друга, Москалева Ивана. Делаем несколько кадров и начинаем спуск. Связываемся 25-метровой веревкой. Очень аккуратно проходим по снежному ножу. По куполу, затем по кулуару стараемся идти как можно быстрее.

Погода портится. Начинается снегопад, видимость пропадает, ветер усиливается. Очень холодно. Остро чувствуем усталость. Проблемы с координацией движений. Из-за этого идем медленно, страхуя друг друга. На местные веревки полагаться нельзя, они старые и гнилые, нагружать их просто опасно. Под Георгичем вчера одна веревка лопнула, просто чудо, что он не улетел. Часа через 2 непогода уходит. Это оказалось обычное ухудшение погоды, так свойственное Тянь-Шаню во второй половине дня. Нас, правда, здорово оно вымотало.

6600. Садимся на 5 минут передохнуть и топаем дальше. 2-мя веревками ниже Санька замечает, что забыл ледоруб на месте отдыха. Был бы наш – бросили бы, но ледоруб ксюхин. И Санька возвращается за ним. А с площадки на 6500 за нашими телодвижениями с улыбкой наблюдают новосибирцы.

6500. Ветер стих, погода хорошая, закат красивый, сил мало. Время – начало 9-го. Спустились до палатки новосибирцев, собираемся идти дальше. Но нас останавливают, поят чаем и предлагают остаться. Мы вначале отказываемся, но потом соглашаемся: уж очень заманчивое предложение. Спасибо, вам, дорогие Новосибирцы, за гостеприимство!

10 августа.

Ночь была тяжелой. Очень ощущалась нехватка кислорода в воздухе. Тем не менее, утром состояние было гораздо лучше, чем вечером накануне. И сил прибавилось, и координация нормализовалась. До пещер доходим за 2 часа. Где-то на 6 300 встречаем группу иностранцев и их растерянного гида: иностранцы, посмотрев на качество веревок, отказываются идти вверх.

Томичей, как мы и предполагали, в лагере нет – ушли вниз. В пещере находим их ответ на нашу записку (мы вчера, уходя на гору, оставили им послание в тамбуре палатки) и гостинцы. Приятно. Очень хорошие ребята, мы ими очень прониклись. Так как Мышеловку мы пройти сегодня все равно не успеем, собираемся неспеша: ночевать будем на 5 200. Желаем всем, у кого гора еще впереди, удачи и идем вниз.

11 августа.

Продолжаем спуск. Быстро пробегаем Мышеловку, спешим дальше. Вот уже виден и поворот тропы к 1-му лагерю. И там, у тропы, сидит на рюкзаке Иваныч и готовит на горелке чай! Рядом – термос, печенье, конфеты. Нашей радости нет предела! Все, вот теперь можно считать, что восхождение кончилось. Доходим до Иваныча, начинаем взахлеб и наперебой рассказывать о наших приключениях. Миха слушает, улыбается и чай нам в кружки подливает. Сидим у тропы не менее 30 минут. Поим чаем всех, кто проходит мимо. Особенно долго общаемся с веселой испанкой Соней.

Вечером – большой праздничный ужин в Базовом лагере. И разговоры о новых горах и новых планах…

 
Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться -->
или
 
--> Зарегистрироваться <--
   

    




Подписаться на новости
 
Camp Russia
Скалолазный центр BigWall на Савеловской
Simond
ClimbLife - Путешествия на скалы.

         
  © 1996–2018 Альпклуб МАИ