Альпклуб МАИ
     
 

Главная / очерки / ...

Сборы Альпклуба МАИ в Дигории в 2005 году. Real-time дневник.

Серёга Михеев

Этот же дневник с фотографиями, в оформлении автора и Димы Полякова.

"Будь осторожен, но не трусь (у тебя есть немного)" Папа.

Вступление. "Ты помнишь, как всё начиналось…"
Начиналось всё, собственно, без сильного энтузиазма. Лично мне было глубоко фиолетово, куда ехать, лишь бы была хорошая команда (4-5 человек и инструктор). Таня Юлдашева предложила ходить с ней в связке - такой шанс нельзя было упускать: 2-ой разряд, призовое место в двоеборье, опыт выживания в лавине - помимо этих технических преимуществ, в резюме стоит добавить, что Таня - классный собеседник. Потом один хороший человек, явно по-блату, сформировал нам отделение: Дима Поляков, Юля Сойфер и мы с Таней.

Инструктора нам через связи клуба подыскали. Но, посетив наше собрание и снабдив нас недостающим снаряжением, он неожиданно заболел и выбыл из игры. (Далее по тексту будет встречаться слово "мужик" - речь идет об этом инструкторе). Еще мы решили (сам до сих пор не пойму, почему!), что нам необходим 5-ый участник, который будет ходить в связке с инструктором. Опять же, через связи клуба вышли на Костю С.

По причине моего почти полного безучастия в подготовке отъезда, я даже не знал, что с нами также отправляется еще одно отделение. Зато я знал, что мы едем в Дигорию, и знал, что в этом месте непогодой считается скорее солнечный день, нежели дождь по причине доминирования второго над первым. Там уже полмесяца находятся наши старшие товарищи в школе инструкторов. Вот и всё, что я знал, дальше одни сюрпризы…

10.07 Тронулись
Как и в прошлом году, для меня всё начинается с невыносимой тульской электрички. Последний час пути до Казанского вокзала удается даже посидеть, плотно зажатым между двумя габаритными бабульками, любуясь, как 7 молодых девушек раздавили литр водки.

Дружно таскаем вещи на платформу, не без помощи провожающих. Помимо стандартных "два рюкзака на человека", еще огромное количество коробок и сумок с провизией, и я до сих пор не верю, что мы все поместили в вагоне. Всё, трогаемся. Теперь можно перечислить отъезжающих, с учетом потерь. Потери, собственно, нулевые, даже Нуждин, несмотря на то, что в панике не мог найти Казанский вокзал, все-таки успевает шагнуть в вагон. Итак, состав: Серёга Михеев, Таня Юлдашева, Димыч Поляков, Юля Сойфер - это первое отделение. Женя Ивкина, Женя Зудихин, Костик Петранин, Юра Нуждин, Галя Миткова - команда №2. А все вместе мы участники события "Сборы Альпклуба МАИ в Дигории 2005".

Приблизительно минут 20 раскладываем барахло. До этого всякий вошедший в вагон мог подумать, что его "взяли" и, как следует, потрясли, как шейкер для коктейля. Потом знающие люди достали вино и портвейн, гитару и бас-гитару, и, как говориться в зажеванной рекламе, "началась с тех пор в селе совсем другая жизнь". Никого, на удивление, не раздражал Костин вокал (в смысле, звонкий) и даже проводница примкнула к нашему празднику. В 0:00 я отвалил спать. Бременские музыканты еще выходили пошуметь на ночных полустаночках.

11.07
Совершенно неописуемый день, потому что почти нечего о нем сказать. Спалось ночью плохо из-за холода - какая-то женщина ночью украла одеяло. Играли на Ростовском вокзале в "3-15", с отдавленными ногами "искали клад" в нервном "лабиринте", а под завязку, перед сном окончательно сломал психику на металлической головоломке.

12.07 Заезд в лагерь ("В п..ду помидоры!!!").
В девятом часу Юрик и Костя обошли пол Беслана в поисках кока-колы; почему-то та, которая была в 10 м. от поезда их не устроила. Потом Костя выловил бездомную кошку на вокзале и ходил всех обнимал, заражая лишаем. В момент разгрузки вещей, поезд неожиданно трогается. Собственно осталось-то выгрузить два рулона туалетной бумаги, мы бы и спрыгнули, но проводница нас так полюбила, что не пустила, предложив 5 минут покататься, пока поезд перегонят на соседний путь. "Гэ-гэ-гэ гэлавное не баяца!".

В забитой под завязку газели на 12 мест, мы едем на рынок, чтоб заполнить оставшуюся в салоне пустоту. Каждое отделение набирает около 30 кг. жратвы и начинается жесткое тромбование. Пассажиры (мы) уже не люди, мы тоже груз, который можно запихать в машину и завалить барахлом, только головой вверх лучше. А сверху: картошку, помидоры, рюкзаки, снова люди и т.д., чтоб особо не ёрзали, не раздвигали и не выпрямляли ноги. (Именно к этому моменту относится второй вариант заголовка). Но в весёлой компании даже поджатые до ушей коленки перестаешь замечать, с воплями играем в "контакт" и "ассоциации".

Вдруг машина стопится возле пустого домика с верандой, нависающей над пропастью с шумящей рекой. Водитель и его спутник (с не менее страшным лицом) начинают раскладывать на столе обед и расставлять бутылки с водкой и самогоном. Местечко довольно засрано, (мы тут не первые устраиваем трапезу), как выяснилось еще и святое, и не выпить с хозяевами, по ходу дел, значит обидеть их. Пришлось делать вид (я, по крайне мере, делал вид), что хлещем с ними. Водитель точно не мухлевал и вливал в себя совершенно беззаботно, Галя стояла рядом с ним и, выдержав три рюмки, убежала. Вообще все это лишь символично, и я не считаю, что мы не уважили гостеприимных хозяев, зато представляю, как бы нам было не комфортно в тряске по горному серпантину, если бы мы соблюдали местные традиции добросовестно: очень хреново! У водилы, похоже, это считается нормой.

С перегретым мотором и врубленной на максимум печкой, мы причаливаем к развалинам (последствие лавины) на краю территории базы. Жадному водиле удаётся выторговать дополнительно только 500р. вместо 1500 - мы тоже бойко сопротивлялись. Директор лагеря Галина Васильевна Ахтырченко направляет нас жить в домик в 100м. от места нашей выгрузки. Все эти директора чем-то похожи, какая-то у них бодренькая, уверенная, но неспешная походка, этакие старички-боровички невысокого роста. Здесь к тому же еще женщина, кто поверит, что МС. Выбираем второй этаж (Внизу живут строители, и смутил "проходной двор".). В 4-х местном номере размещаются девчонки, рядом Костя, Юра, Женя. Мы с Димой с противоположной стороны в "хоромах" потеснее и к нам еще должен въехать 5-ый член нашего отделения - Костя. Довольно неплохо. Даже не знаю, сколько платили, доверяю бухгалтерию старосте - Костику. Вроде около 100 руб. за чел. в день.

О! А вот и наши "школьники"! Карповы с младшим, Чистяков, Ксюха и позже подбежал Машенин. Все загорелые; сразу чувствуется, что уже обжились тут. На заднем дворе нашего белого дома ставим шатер, в нем столы и газовую плиту. Машенин говорит, что есть маза в тепленькой водичке сейчас помыться. Но случилась падла, какого-то хрена кто-то побаловался с вентилями, и, пока наши дамы полоскались в прохладной душевой, сверху из бака сливался горячий напор. Благодаря равнодушию окружающих, несколько тонн теплого кайфа ушло в ручей! Я, сдерживая визжание, мылся под ледяной струей. На самом деле это не наш душ, тот, в который нам полагалось идти, работает по строгому расписанию.

Ужинали отделения отдельно, просто очень устали и не могли действовать сообща, не приходило в голову, как делить большой баллон газа и как нам быть с нашими громадными запасами kovea. Но все равно все девять человек отправились мешать школьникам ботанить перед их экзаменом, затарившись у местного "знахаря" травяными настойками. Ребята быстро отложили ручки/книжки, достав кружки/ложки. Костя и Чистяков поочередно бренчали на гитаре, хор пел. Почувствовав, что чай с настойкой "Кубус" клонит мой измотанный организм в сон, чапаю домой.

13.07 Раз инструктор, два инструктор.
После поезда, в кровати я просто балдел. В 10-м часу стучатся наши боевые подруги за рисом.

После сытного завтрака, иду поискать себе кустик поживописней, т.к. туалет под окнами не гармонирует с моим настроением. Вернувшись, уже застаю ребят в компании 2-х инструкторов, оба мои тёзки. Договариваемся о встрече на 2 часа дня. В неполном составе отправляемся на ближайший водопад. Нудисты Костя и Юра проходят сеанс раскрепощения перед девушками. Разговариваем пару часов в комнате с инструкторами, вспоминаем узлы, задаем всплывающие вопросы. Фактически просто знакомимся. К пяти часам идем на выпускной "школьников". Забавно все это: на поляне, под флагами вручают грамоты и книжки - как в пионерлагере. Потом еще полчаса, по-моему, довольно бессмысленной болтовни с инструкторами. Поев, в 9-ом часу бегу наверх, в надежде, что душ еще не закрыли. Таак… где тут горячий кран, приоткрываем, ну.. ну.. а!.. теплая!.. горячая вода! И все мне одному (остальные мыться желания не изъявили) - это было просто оффигенно. Организм мне сказал спасибо.

14.07 Занятие. Скалы (Трава).
Подъем в 7. По традиции прошлого года будит Юрец. Костя сварганил что-то типа яичницы на завтрак. Приходят наши инструктора, и мы топаем за речку, наверх. У меня, Юли, Тани, Димы - бородатый Сергей. У остальных другой Серёга. Разделяемся. Заходим в кусты под груду камней. Нас тэстят на узлы. Далее ввязываемся и идем по этим камням, через заросли, делая точки и станции. "Учимся" одновременной страховке на тропе. Перилим до тошноты. Все ведь под палящим солнцем, средь мух и колючек и о-о-очень затянуто, что самое главное, муторно и не в кайф, как на двух парах подряд по культурологи. А мужику, похоже, либо нравится нас мурыжить, либо он не способен разглядеть нашего уровня подготовки. Когда он начал нас учить на большом камне, как брать зацепки и ставить ноги, стало ясно, что второе. Я согласен: повторять все надо и надо делать это тщательно, но очень уж вяло и монотонно работает педагог! Короче, дюльфер и горизонтальные перила прошли на той же ноте. А под конец взаимодействия связок по огородам у всех уже начался истерический смех и полная расслабуха. Тут бородатый и дал команду: "МаркИруем веревки, собираем снарЯжение и уходим".

После недолгого обеденного перерыва еще часик взаимодействия связок на заборе и неограниченный теплый душ, ахх!. 2-ое отделение, отпустив своего инструктора продолжили тренироваться до ужина. Вечерний разбор полетов проходил до тех пор, пока на балконе не стал чувствоваться запах подгорелого ужина.

15.07 В поисках снега.
Идем на снежные занятия. День солнечный, большая часть пути по тропам через лиственный перевал, а дальше вдоль реки Тана. Через 2 часа пути, причем шли немедленно, тормозим у снежника: склон - метров 50, закиданный камнями, как выяснилось позже и ледоруб в него особо не загонишь. (Хотя мой ВЦСПС ваще нереально кому-либо загнать, даже даром!!). И вперёд, вспоминать забытое, узнавать неведомое. Инструктор явно получает удовольствие от того, что заставляет кататься нас в грязи. И еще он фанат самосброса на 2-х ледорубах. С учетом потраченной энергии, чай, пару печенек и шок. батончик не удовлетворяют потребности организма. Нет, варить обед не надо, просто надо побольше печенек!

Еще 2 часа работы на снегу и домой. Только красота вокруг позволяет легче терпеть этот усталый марш по тропе со сбитыми ногами. С природой тут, вообще, необыкновенно. Сюда должны приезжать для съемки плакатов. Наша низкая, фанерная, желтая комнатка с гвоздями в косяке посередине стены, которые позволяют сделать некое подобие уюта и комфорта; по 4 коробки под каждой кроватью-батутом с провизией и еще нефиговым количеством барахла снаружи без постоянного места. А на улице талантливо созданный природой заповедник, без единого изъяна.

Шоллерные брюки просто супер! Абсолютно тело не потеет ни на солнце, ни при движении, на снегу не мокли. Спасибо магазину "Штурм" и лично большое спасибо Люде Суздальцевой. Душ Адольф Германович (данное имя мы ему дали после того, как Ахтырченко сказала, что по характеру он фюрер; отчество осталось оригинальное.) закрыл, хотя пришли в срок. Позже разобрались - нам поменяли по нашей же просьбе расписание, но не предупредили. Мылись в "частном душе" Анатолия Карпова. Порадовало много салата на ужин. Я начинаю понимать тактику завпитов: сначала выдержать коллектив пару дней на простоватых харчах, а потом за один раз выдать полноценный рацион, чтоб у людей был праздник. На следующий день наша программа: организация переправы, лекция по району и выпуск. Короче, не расслабляться! Т.е. расслабляться можно и нужно, но в свое время. Например, под сильными нежными руками Юры во время сеанса массажа (не надо на меня ТАК смотреть, я не пробовал!!!). Вход свободный. Мастер обрабатывает до 4-х девушек / 2-х мужиков за вечер!

16.07 Водные процедуры
Все началось с того, что во время разговора с инструкторами Юра заикнулся о том, что мы никогда не делали речной переправы, никто не учил и, мол, всем "очень хочется" пройти через это…

На завтрак разнообразие, в меню 2 блюда: овсянка и манка с комочками. Отходим на 300м. по дороге от лагеря и спускаемся к реке. 10 минут теории и потом реально заставили лезть в ледяную воду. Три шага в сандалиях по дну - и ног уже не чувствуешь. Ну и так еще 2 часа мы провозились: натягивали полиспаст, пеклись среди мух на солнце. Но было круто, особенно переход вброд "по-таджикски". Обеденное время растянулось более, чем на три часа. Димыч сразу вырубился. Я суетился между сном, на который было жалко тратить свободное время, и чтивом.

Ахтырченко рассказывает с иллюстрациями про район - теперь знаем, куда нас завезли. Сергеи выбирают для нас 2а и 3а маршруты на пик 3705 и п. Боткина. Описания тройки пугает: 25м., 90град., 4+, время маршрута - 16часов. Блин, нас 11 человек, мы её и за 32 не пройдем! Последние 4 часа вечера уходят на сбор. Что-то у меня подозрение, что мало еды взяли. Начинается ливень, под балконом пасутся лошади - умные альпинисты сами снарягу не несут! Трамбуем рюкзаки.

17.07 Подход (Чтоб я сдох!)
Не успел еще в 6:30 пропищать будильник, я уже начал жалеть, что навязался к Косте добровольцем в помощники повара. Главный кок, не покидая кровати, посылает за водой. Юра, чувствую, как всегда накачавшись какой-то дряни, что-то промычал сквозь сон про то, чтобы яичница была не жидкой! ..24,25… блин, 25 яиц на одну сковородку за раз - это уже яичный пирог в 5 см. высотой! Но градиенты были подобраны верно, получилось съедобно.

В 8:30 выход. Спустив с лестницы рюкзак, уже предчувствую, какой хардкор будет на подходе. Через 5-6 часов я умру - какой смысл был идти!? Ну герои, в путь! На Галдорские ночевки. Подъем на дорогу, которая идет достаточно ровно по ущелью, внизу очень красиво течет река по глубокому каньону. Девчонок, определенно, недогрузили, обгоняют нас минут на 5. Зато у меня уже "мигает лампочка перегруза", но я же не умный лифт, я "еду" дальше. Кстати, поехать тут можно было, широкая грунтовка. Т.ч. если бы было реально, на каком-нибудь Дефэндэре (да даже на Ниве!), привезя его на поезде, приехать в лагерь, а потом мотаться на нем на ночевки. Через 2 часа широкая колея заканчивается, идем уже по тропе. Инструктора и их жена, т.е. жена Сержа Рудешко, отставая сначала от нас, умудрились считерить где-то и вырваться вперед. Чуть не навернулся при переходе широкого ручья: при прыжке на камень, рюкзак, т.к. по технике безопасности я отстегнул пояс, продолжает полет и толкает в шею, провоцируя сделать кувырок - Серж придержал. Девчонки тем временем промахнулись на развилке - потопали к Нарзану, но вовремя все нашлись, и все вместе мы подошли к длиннющему, крутому травяному подъему. Одновременно сюда подошла и серая туча, но дала лишь предупредительный выстрел - пока штурмуем склон, светит солнце. Я вообще так легко рассказываю, мне там, как и всем, надеюсь, было тяжело, хоть в этом году спина потела под подвесной системой Deuter, а не Нова Тур, как в прошлом. Тропы четкой нет, и все ползут вразнобой. Время около 12, мы на плече холма, далее длинный траверс, полегче, но взгляд уже равнодушен к этим зеленым хребтам с прорезающимися серыми скалами, мощным водопадам, разбивающим глубокие каньоны, - все это я заметил лишь на спуске. Снова привал через 30-40 минут на поляне, в глубокой траве у клокочущего ручья. Завидую Димычу, он может вырубиться в любой момент, если присядет. Серж обещает еще полтора часика…

Ветер усиливается, начинает моросить и греметь. Я, Юля, Дима идем в конце. Потом я отрываюсь, но до впереди идущих еще далеко и нелегко. Голые руки мерзнут, хорошо, что есть рейнковер для рюкзака и плащ. Публика думает, что я принципиально хожу с одной палкой на подходы, но нет, мне не достает второй, второй раз не укладывающейся в бюджет. Выхожу к снежнику, сижу, дрожа от холода, жду Димку с Юлькой. Наконец желтый дождевик выплывает из-за холма. Юля, ты говорила, что устала, что "ненавижу" подходы и не хочешь идти, но ты дошла! Я тобой горжусь и считаю тебя сильной и крепкой, береги эти скрытые в тебе качества. Тем временем, Таня замерзает наверху под ветром и дождем, палатка у меня. Потом за 5 минут мы ставим её под ураганными порывами, обледенелыми, дрожащими рукам, причем впервые (не разу её еще не собирали). Спасибо Юре и Косте за помощь в эти нереально трудные 5 минут. Прыг внутрь, в сухое укрытие, прочь все мокрое, быстро сухое и теплое.… Снаружи уже синее небо и яркий свет. Обустраиваем с Таней наши хоромы. В палатке будет нормально 3-м персонам. Мы не захотели селить к себе нашего инструктора, тут еще добрый Костик выручил, предложив ему 0,75 места своей полуторке. Что-то поужинали, попили чай, накормили инструктора. Фамилия у него Никитась, так и будем говорить: "Его звали Никитась!". Странный мужик, самое ценное, что его окружает, это его видеокамера, на которую он снимает нашу личную жизнь, ну и пожалуй его коллега Серж. Простоватый говор, как будто в лесу живет. Добряк, короче. Может, он порядочный человек и хороший товарищ, но с таким в горах плоховато, поэтому, чтоб не нудил, мы его и не взяли в палатку, превозмогая зовы совести. Зато у нас образовался отличный штаб, все вещи помещаются внутрь, удобно обедать отделением, правда, сперва раздражали постоянно размазанное по пенке шпротное масло и крошки под задницей.

Около семи укладываемся, дневник не пишется, хочется просто лечь. Пофигу, что снаружи 2-ое отделение еще буянило, периодически их бормотание перекрывалось орами: Костик!.. Юрааа!...... Коооостик!.... Юраа!

Холодная ночь с 17 на 18-ое.
Палатка стоит боком под уклоном, т.е. немного тянет вниз к стенке, где у нас типа прихожей, а спим по центру. Почему-то в термобелье я замерзаю, часто просыпаюсь и меняю позу: то лягу на брюхо, то набок, то забурюсь в спальник, поглубже, там сны про город, про цивилизацию.

18.07 Пик 3705. (2а)
Тыдым-тыдым… тыдым-тыдым-тыдым-тыдым - тыдыыыым… ты-ды-ды-дым. - тема розовой Пантеры уже пару лет начинает новый день, и этот не исключение. Голос Юрика на улице: "Звезды на небе!". Буйную, непредсказуемую горелку мужика ставим в тамбур, наша по центру палатки греет гречку и помещение - зубы уже не стучат. Цокая бутсами, с двух сторон окружают Димыч и Юлька. Дзззык… дззззык - издает молния просторной Nikko и в спальню, склад, столовую проникает прохлада ясного, темного утра. Подтягивается и С. С. Никитась "пАпить чАйку".

В пять с копейками оба отделения отчаливают под маршрут. Нам нужно перейти в другой кулуар, без малого, 100 метров подъема по мягкой земле, траверс по снежнику и сыпухе, тоже около 100 метров и далее просто бесконечный подъем! Если есть энциклопедия пыток, этот подход под маршрут стоит внести в неё. То тропим по снегу, то по живым валунам, то по мелкой сыпухе. Я шел с веревкой ближе к концу. Терминатор Таня с рюкзаком, набитым снарягой и прочим летела где-то впереди. Потом я поменялся с Димычем на его рюкзак и еще больше сбавил темп. В результате этого безобразия, которое придумали альпинисты, мы на плече. Влево п. Боткина, вправо п. 3705. Сегодня нам вправо.

Каждое отделение работает независимо от другого. В результате на 3-ей веревке (Единичка кончилась за две веревки) начинается каша. Гребень узкий, перила переплетаются. Я дважды перевязывал "схватывающий", чтоб разойтись с параллельно идущим Женьком. Четвёртая веревка и уже наша вершина в 9:30 утра. Таня снимает записку. На последних перилах больше одного человека по пилообразному гребню не пройдет, тут и образовалась пробка. И из-за нехилого ветродуя торчать в ней было тяжко, всем хотелось кого-нибудь во всем обвинить, упрекнуть в "какого фига ты тормозишь!?" и, вообщем, кайф немного пропал. Последним в своем отделении, подойдя к башне "для галочки", не отвязывая прусика, иду назад. Так и сваливаем по очереди, чтоб дать посидеть наверху другой команде. Назад по перилам, вниз дюльфер на веревке конкурирующей (в этот день) фирмы, Дима последний на двойной. Начинаем тянуть - не идет. Через пару минут у ребят наверху что-то ёкнуло, и они все-таки помогли протащить веревку через перегиб (наверное, надоело над нами смеяться). Продернули, тянем - опа! Зеленая веревка на середине спуска заклинила. Юру спустили к ней и этот "чипэдэйл" зачем-то выбрал её всю себе, мы ему доверились по-наивности, отпустили конец. Вообщем, сбросили балласт. Вяжем дюльфер и спускаемся, я последний сошел с нижней. Сильно дует, даже на перемычке. Наше отделение забурилось в камни и ждет другое с нашей веревкой. Съев "Шок! это по-нашему", заснул лежа на веревке. Прошел час. Разбудили гады, тащат вниз. Димыч заныкал железо под камень, чтоб завтра не надрываться. (Что-то не нравится мне это ленивый настрой в моей команде - скоро они толстеть начнут!). Спуск не менее приятный, чем подъем, но значительно быстрее, что вполне "логично", как сказал бы Юра.

Жена инструктора сделала чай. Уже убедившись утром, что горелка мужика очень шустрая, принял решение вскипятить на ней воду внутри палатки, чтоб ей спокойней горелось. Пускаю газ, чиркаю зажигалкой - Уо-о-оу!.. заполыхало невысокое желтое пламя. Привыкший в детстве к примусу, решил, что это она прогревается и вскоре перейдет в установившийся, равномерный "синий" режим. Мне и в голову не пришло, что может травить штуцер шланга: моментально пламя растекается по дну палатки - это уже пожар, я его не контролирую! Fuck! Fuck! Fuck! Aaa! - одним резким движением руки швыряю горелку через плечо в направлении выхода, даже не убедившись в том, что тент палатки открыт: весь этот костёр рикошетит в тамбур, я пока тушу огонь на полу. Следующим быстрым жестом выкинул горелку на улицу. Фуф… пронесло. У Тани на пенке остался стильный шрам - вроде головы дракона - на память.

Пообедали в нашей желтой столовой супчик. По-хорошему, лечь спать или сделать записи, но нет! Оглядевшись вокруг, замечаю большое количество бульников, высотой от 3-х до 7-и метров. Уже 1.5 месяца до отъезда не ходил на скалодром, во мне взбурлило и я, попросив Таню обеспечить "1-ую сванскую" страховку (на крайняк, поддержать руками), побежал лазать боулдеринг. После нескольких неуверенных попыток и уговоров страхующего бросить это бесперспективное, глупое и небезопасное занятие, мне все-таки удается сделать накат на ногу, закремнившись в 2 метрах от земли (блин, назад пути нет, только на Танюху падать, если она, конечно, не отойдет!), судорожно обнаруживаю, что зацепок больше нет, и заставив себя поверить в трение, выхожу и взбегаю на верхушку. Какой восторг! В скальниках тут тоже было бы стремно. Я знаю, зря все это затеял, глупо рисковал, вот так меня горнит. Усевшись на макушке камушка, врубаю плеер и ловлю кайф. (На картинке вовсе не тот булыжник!!!) Вверху голубое небо с четкими облаками, напоминающими о доме, впереди от Нахашбитских ночевок с плавным уклоном уходит ровный зеленый холм, с которого можно было скатиться на велике, за спиной в густой туман уходит башня Галдора, под ногами, внизу дрыхнут в разноцветных берлогах друзья, в ушах ревут Кукрыниксы: "КАЙФ! Когда среди огромных стен - места нет для других систем!"

За ужином, под открытым небом разбор полетов. Серж Рудешко недоволен тем, как мы там долго торчали на перильной веревке перед центральной вершиной. Я даже не знаю, как можно было разрулить эту очередь. В две стороны там не пойдешь. Я впервые услышал о приеме отсечения перил. Неохотно ложимся спать.

19.07 пик Боткина (3а). Long trip.
Вообще начало дня неприятное. Видимость у палаток метра 3. Но в 4:30 выходим. В темноте выползаем из цирка и по знакомому неприятному кулуару, корчась от нависающих со всех сторон облаков, на 10 минут раньше, чем в прошлый день достигаем перемычки. Серж спросил прямо: "Мы вас в такую погоду водить не должны. Кто не хочет идти?". Никто и не пикнул.

Начало маршрута по крупной сыпухе, крадёмся тихо, как отряд спецназа, чтоб не накидать камней друг другу на голову. Развалины уходят в туман, настроение боевое. Далее по башенкам и стенкам гребня. На 2-ой станции уже показывается синее небо, что очень подбадривает, правда через час начинает громыхать, хоть и далеко, но пугает! Работа уже вошла в ритм, связки без колебаний, поочередно кладут перила. Первый кто идет, отсекает их, и толпа пробегает. Особенно отложился в памяти участок, где сперва Димыч пролез ключевую стенку, потом я пол веревки по гребню и с удобной площадки выпустил Женька, который ушел метров на 45, преодолев гладенькую стеночку с косой трещиной. А ключ Димки я шел с жюмаром, который мне жутко мешал, т.к. я шел через точки, которые были сделаны для безопасного преодоления участка, а не для "жюмарной дорожки". После веревки Женька, ушли перила Сержа-Кости: там можно было на схватывающем ножками пробежать аккуратненько. Дальше за угол наверх шла красная веревка Юрца, который восседал на верхушке Рыжей башни. Серж пытался передать через связки, что нужно её обходить, но не долетело. В результате образовалась следующая последовательность событий:

Дима шел по перилам Юрика, подошел к точке, рассек их. У него застряла веревка, поэтому он выбрал к себе Юлю. И увидев, что есть почти тропа справа от Рыжего жандарма, отправился туда. В какой-то момент веревка перестала у Юли выбираться. От Юры, восседающего над всеми, приходило, что Дима "КУДА-ТО дюльферяет"! Подошедший к этой станции Никитась, толи прямо с Юлькиной станции, толи со своей (это уже неважно) начал отпускать Юлю через карабин на другом конце веревки влево, наверх башни по перилам Юрика. Внимательный читатель уже понял, что вышло: Дима вправо, Юля влево - огромная петля… даже не знаю, как сказать… не зацепилась… обхватывала весь этот Рыжий, КОНОПАТЫЙ жандарм!!! Тем временем у Димыча шло все следующим образом: практически обойдя башню, он сделал точку-отсечку на своей веревке и, ввязав пруссик в отходящий далее от точки конец, фактически по собственным перилам, на самостраховке спустился пониже и сделал станцию. Тут приходит ему команда: "вывязывайся!". Юрик берет конец Юли, и его спускают с башни вниз, к Диме, а то, что ушло от Димы и прошло по пути его следования, пришло к Юле. Вот такая махинация.

Тем временем, Серж уже подошел ближе, увидав затор, и то, что башню всё-таки не обошли, пошел по другому пути, на 5 метров ниже этих злосчастных перил, прямо под нами. Минутой раньше Никитась скинул недецельный бульдыган как раз на предполагаемую траекторию тех, кто пойдет внизу слева - раздался на километры слышный грохот, резкий запах серы ударил в нос… жуткий, страшный запах… Я и Таня уже были на середине перил, уходящих на башню - идем вверх. Оттуда еду на дюльфере, встаю к Юрцу, который уже выпустил на оставшейся после дюльфера веревке Димыча дальше - последнему чуть-чуть не хватило до вершины, тур которой уже торчал из-за угла. Рядом, немного ниже "протоптал дорогу" Серж и принимает к себе застоявшихся в очереди. Готовлюсь выбирать Таньку - тут ОППА! Веревка пошла вверх. Никитась снова отличился - Таню на её конце спускает с верхней страховкой - пришлось вывязываться, протаскивать метров 8. Ну а дальше встаю на перила Димыча, подхожу к нему и еще через пару метров я на вершине! Время 13:20. Спуск по 1б: 1-ая веревка по гребню, потом по сыпухе до перемычки между п. Боткина и м. Галдором, а дальше снова по сыпухе и заснеженному кулуару, который и выходит к ночевкам. Народ подтягивался на вершинную площадку медленно, по крайне мере, я там пробыл около часа. Серж, уже навещавший пик прежде, шустро пробежал весь гребень, Жени прошли по его веревке, организовав далее дюльфер. Все с дрожащими коленками проползли по гребешку. Галя, будучи неверно информирована вщелкнула в перила восьмерку и уже почти начала дюльферять прямо с вершины куда-то в пропасть! Но это последствия утомленности - виноват даже больше тот, кто командовал вверху на перилах. Зелёная веревка Димыча и Юли неугомонима - Дима притащил на вершину всю бухту в руках! Даже не хочу вникать в очередную головоломку. Так же как не хочу, разбираться с тем, что там произошло, когда Галю чуть не сдернули с экс-точки отсечения перил - сам черт голову сломит. Пусть это останется в памяти "восходЯтелов" (неологизм Полякова Д.), как забавный, к счастью, благополучный случай.

И еще пару слов к вопросу о том, почему на вершине я был во втором часу, а у палаток в 6! После перемычки связки Галя-Юра и Дима-Юля по руководством Никитася скреблись по снегу и скалам. Нас (Дабл_Женя, Я и Таня, Костя-Серж) предупредили, что снежник выходит на камни. Никитась упорно и монотонно твердил в рацию делать самосброс на ледорубах - его мягко послали нафиг. Вместо этого находим стеночку и под четким руководством Серёги, вбив два крюка, организовываем дюльфер на всю веревку прямо до заснеженного кулуара. Второй веревкой страховали через выступ спускающихся. "Последним пойдет самый легкий!.." - связывая внизу концы веревки, вспомнили мы слова Серёги, который вставал на двойную, тщательно проверяя выдержавшую 5 спусков систему крючьев. Всё удачно. 15 минут глисса по кулуару и "моряки вразвалочку сошли на берег"…

Кто за то, чтоб сейчас валить вниз? Голосование решает, что спуск завтра с утра. Почти сразу разбор. Но я был уставшим, довольным, что маршрут пройден меньше, чем за 16 часов и плохо вникал. Желание во всем разобраться пришло лишь когда начал записывать.

Начинает накрапывать, переходит в град с дождем. Мы поели, валяемся в нашей палатке вчетвером. Я грязный, пенка в шпротном масле, дно палатки в глине с ботинок, вещи разбросаны, но мне глубоко пофигу, я выложился и завтра иду вниз - больше ни о чем не думается. Таня, как оказалось, тоже имеет слабость к загадкам - данеткам, ими и заканчивается этот день.

20.07 Вниз, вниз, вниз.
В 6 будимся. Иду за водой. Никитась стоит у штатива с камерой. Наверное, снимал смену дня. За чаем поперхнулся печеньем, когда этот барыга заявляет, что за 2500 рублей он бы нам записал ДиВиДишку с нашими сборами. Я думал, что он для себя всем этим занимается и совершенно безвозмездно вышлет нам запись. Но фиг! Бизнес есть бизнес. Планировали выйти в 7. Народ явно не спешил, и даже наименее расхлябанные вышли в 8:30 - это наше отделение без инструктора. Случайно учесали не в ту сторону. Метров 300 пришлось отмотать вверх. Хорошо рюкзаки были наполнены спальником, мусором и теплыми вещами с грязным бельём. Железо, палатки, ботинки оставили на ночевках, разумеется, чтоб снова ходить с них. Спуск, если не считать того травяного склона, только в кайф. Делаю фото, слушаю музыку и лечу по тропе вниз. Кроссовки сырые и даже прихлюпывают - но я ведь иду ВНИЗ! Вы понимаете!?

На привале Юра ходит вдоль ручья, пытаясь набрать воды в свой гидратор (пластиковый мешок со шлангом для питья), напоминая со стороны неспокойного пациента поликлиники, разгуливающего по палате с подвесным катетером. Идут все в своем темпе. Инструктора и их Жена в конце. Женя И., Костя и Юра ламанулись на Нарзан, я в одиночку, Галя в одиночку, Таня, Дима, Юля, Женёк впереди.

Около 12 мы уже дома. Дальше все мероприятия, которые происходили, делались тщательно, полноценно, добросовестно. Это касается и обеда, и стирки, и ужина, и душа, в котором мы проторчали 20 минут, смывая с себя 4-х дневный "слоёный пирог" из пота, крови и грязи, отпуская пошлые шуточки, как солдаты, возвратившиеся с фронтовых окопов и думающие лишь в направлении еды, примитивного комфорта ( …и женской ласки - хочется добавить!). Приехал Костя Сагайдак, очень сердился, что мы ему не оставили ключ от комнаты. Ну, извини, Кость, как-то мы пренебрегли этим, потому что не были до конца уверены в том, что ты приедешь.

Главный кок Костя вкусно замутил мясо (условно, конечно, мясо - консервы). Народ без спиртного, с кастрюлей кипятка перетек к пацанам в комнату, усевшись и уложившись по 3 человека на кровать. Музыканты взяли инструменты, благо и тех и других навалом. И поехало!.. Гвоздём программы стали композиции "Малыш, ты меня волнуешь…" и неповторимый (в прямом смысле) блюз "мохнатой петли" или "дюльферный блюз" - кто слышал, тому напоминать не надо!

21.07 Черная полоса отдыха.
Утро в этот день никто не торопил. За завтраком строим планы, сходить пообедать вниз в поселок в кафешке. Помимо прочего, заказываем пироги (т.е. хичины, с которыми у меня с прошлого года дурные воспоминания). На 3 часа назначено собрание с инструкторами. Таня, Женя И., и Костик побежали на почту относить наши письма, из-за чего впоследствии получают замечание от Ахтырченко за опоздание. Лично я с полным брюхом еле дошел до Лагеря. Возобновили разбор полетов - более детальный по маршрутам и в общем по выходу. Раздали новые описания: "3б" - траверс п. Артынова - п. 3705 и "тройка а" на центральный Галдор. Программа намечается следующая: 1-ое отделение в 1-ый день на 3б, в это время 2-ое отделение идет на лед - на подстраховке, во 2-ой день 1-ое отделение на лед, 2-ое отделение на на 3а, и в третий день, как уже можно предположить, каждое отделение идет по имеющимся данным от коллег еще не хоженый им маршрут. Костя С. с нами пока ходить не будет, может только на 3-ий выход. К сожалению, Рудешко Серж уезжает и вместо него поведет 2-ое отделение некий Саша, КМС (это не фамилия, а степень его подготовки). Судя по тому, как он тщательно беседовал с отделением по маршрутам, мужик серьезный. С нами остается наш Никитась. Сборы прошли быстро, спать собирались рано. За чисткой зубов в одиночестве к раковине подбегает какой-то парень в черном спортивном костюме осетинской внешности. Сразу задает вопрос: "Ты альпинист?". Киваю головой, не вынимая щетки изо рта - тут же ловлю удар под левую щеку - горячий перец убегает. О случившемся плавно узнает весь дом и "бойскауты" напротив. Вроде больше "налётов" гопников не было. Я немного в волнении ложусь спать, на улице происходит какое-то копошение. Мужики, строители снизу, возятся с прожектором, хотя он до них горел, а после "ремонта" погас - короче, какое-то постоянное напряжение. Стук в дверь - Таня и Юля сообщают о гибели Читаева Серёги, что на гору не пойдут. Черти что, кавардак в голове, все перемешалось.

22.07 С Днем Рожде-е-е-енья, Тееебя!
Только утром узнаю, что Женя И. и Костя С. улетели в Москву. Таня и Юля поехали с ними в Мин. Воды делать звонки. На подход, конечно, не выходим. Из оставшихся овощей (помидоров не было, но надо было сточить кучу болгарского перчика) парни сделали легкий утренний салат, сварили яйца - короче, рисовая каша, которой наварили на футбольный клуб, никак не сочеталась с нашим аристократичным завтраком и была подарена соседям из Новгорода. Мне вручили грамоту "настоящего мужчины". Приехали девчонки - собираемся, чтоб обсудить, как дальше быть. Таня и Юля железно решили, что завтра едут домой. Галя железно остается, чтобы закрывать 2-ой разряд. Женёк поедет с девушками. Костя за то, чтоб остаться, но тогда ходить горы. Димыч, как и я, не торопится уезжать, но насчет восхождений не уверен. Юру сложно понять. Через 30 минут Костя заявляет, что едет домой. И посыпалось! На вопрос, кто пойдет на гору, Дима дал отказ, Юра на тройки не хочет, ему надо высоту, типа Казбека, Эльбруса. Я бы на 3б пошел, но команда Галя - Никитась меня как-то отпугнула.

Юра, Женя, Костя побежали наверх, чтоб спустить часть барахла с Галдорских ночевок, захватив с собой немало провизии для Гали. Мы с Димкой съежились от перспективы гнать в час дня туда, решив повременить. Возникает идея сходить на Кубус, раз уж день потерян. Первым делом иду за консультацией к "бойскаутам", они уже гуляли туда и должны дать информацию. Ребята тоже отдыхают здесь, быт еще скромнее нашего, они из Южной Осетии, никакие не строители, как думали наши девушки и немного стремались их. Всем около 22-23-х, собственно Кубус мы за минуту обсудили, они сказали, что "там не заблудишься", остальное время мы дружелюбно поболтали об их краях и народе. Димыч тем временем уже собрал целый рюкзак чего-то и почти уговорил Юлю. Ради именинника, наверное, г-жа Сойфер согласилась. Как послушные дети, выпустились у Галины Васильевны. Как-то всё в этом лагере тихо и скрытно. Начспас сидит в свой каморке, не высовывается. Помню, как в Уллу-Тау тоже были дети, но всё равно постоянно маячили перед глазами Ким Кириллыч, Порохня, альпинисты бегали в учебную часть, друг к другу. Не замечаю я тут этого, нет доброй суеты. Как будто никто не хочет показываться на глаза.

На Ирисовой поляне, которую мы пересекали уже, когда на снег ходили, сворачиваем влево и дальше по некруто поднимающейся тропе, через джунгли, похожие на ботанический сад, топаем к цели - к смотровой площадке. Вышли на нечто похожее, у ног разбросаны мелкие детали лагеря, виднеется Галдор главный - большая лопата за зелеными холмами, лента дороги, ведущая на ночевки. Щелк-щелк фотиками, и тащу свою команду выше, потому что тропа не обрывается, а выводит нас к какой-то поляне, которую мы и условились считать вершиной Кубуса. Достали головку сыра, банку консервированных персиков и Зуко, Дима развел костёрчик, и мы устроили маленький пикничок. Минут 10 попировали и, чтоб нас не запалил никто, да и мы не подполили священную гору, полетели вниз. Там Галя уже вовсю строгала марковку…

Костя, Юра и Женёк, пыхтя, как загнанные жеребцы, прибежали в 10-ом часу, когда мы уже умяли свою часть ужина. Говорят, что бежали. Вскрываю бутылочку красного вина, припасенного к этому дню. Сама стеклянная бутылка без содержимого потянет почти на 1 кг., её я успел упаковать, чтоб занести на ночевки. Кто знал, что так выйдет? Наши планы рухнули, как карточный домик, но не это суть расстройства. Мы потеряли товарища. На данный момент я не знаю, что именно произошло, но я помню, как Серёга смеялся, как говорил и рассуждал. Жаль, что больше нет этого человека, действительно доброго и отзывчивого парня. Я очень соболезную родным и близким. Но это надо принять и жить дальше.

Развеялись сомнения по поводу отъезда. С Таней и Юлей поедет Женёк. Выйти вниз в посёлок им надо в 4-ом часу. Я лег спать рано, а пацаны там толи следили, чтоб Женёк не заснул, толи чтоб не проспал.

23.07 День обломов.
Всё меньше и меньше альпинизма в моих записях. Так оно и было. Подъём ранний. К завтраку прискакал Юрец, притащил цветов для гербария - он провожал наших ночью. В 8:30 мы с Димычем выходим наверх, за оставшимися вещами, налегке, если не считать ледобуров, которые подсунул Никитась. Они с Галей и еще одной девушкой из Новгорода, похожей на Миллу Йовович, и со слегка отмороженным лицом, идут груженные, поэтому ждать их, смысла нет. Условились с Юриком, что каждый час будем пытаться выйти на связь по Мотороле (заодно проверим ее на местности) и что на нашем обратном пути Юра, уже успев отдохнуть от своих ночных ботанических прогулок, выйдет нам навстречу.

Димыч, изучив снимки с Кубуса, прокладывает нам оптимальный вариант среза утомительного серпантина. Идём быстро. Отряд закамуфлированных погранцов заметили лишь с 30 м. - ребята знают своё дело. Встреча прошла гладко. Начинаю себя корить, что тормозил. Я б вполне мог пойти 4-ым С Никитасем, Галей и "Йовович", с незнакомой новгородкой в связке. Эх, блин!

Три с половиной часа и мы у наших палаток. Тут самое забавное: я вообще-то думал, что мы за полчасика успеем перекусить, собраться и побежим вниз. Но фиг! Начало горнить: веревка не маркируется, палатка не разбирается. Еле-еле открыли сгущенку и принялись кушать (благо, жратвы тут навалом, и Гале с её командой всё не умять). Через часик вроде отошли. Еще минут через 30, когда мы уже начали шевелиться, приходит Никитась и девушки. Я помню, что Юрец просил не забыть его какую-то мыльницу или мыльницы: мне и в голову тогда не пришло, что речь шла о наружных сапожках его пластиков. Моих и его вещей набралось на 80 литров. В результате на ночевках мы просидели все 2 часа…

Широкими шагами иду по траве, размышляя о том, как уговорить Диму, Юру и Костика пойти на гору. Мол, нас осталось 4 мужика - чем не команда?! Возьмём к себе в инструкторы этого Сашу КМС и замочим пару "троечек"… Хруст! - стопа делает неестественное движение в сторону, резкая мгновенная боль… Надеюсь, что просто вывих… Начинает кружиться голова, нога немного ноет, опухает. Хорошо, рядом Димыч - сам бы только ползком до ручья за холодной водой, и то мог потерять сознание! Минут 5 охлаждаю ногу, заглатываю 2 таблетки каффетина, чтоб не отрубиться. Жестко перебинтовываю ногу и одеваю высокие ботинки. Идти можно, но только на двух палках. Всем известно, у меня одна! Снова спасает товарищ.

Вначале спуска пиликает рация. Сообщаю Юрцу о происшедшем. Из его монолога, я понял, что он у водопада. Как выяснилось позже, я понял неправильно. У водопада наш добрый друг планировал нас встречать, а в момент связи еще трапезничал. Но главное, что Юрец вышел и встретил, всё остальное я ему прощаю. Mission complete. К 6-ти часам, контрольному времени, назначенному Ахтырченко, мы были в лагере, к этому же времени у Костика уже был готов ужин. Молодцы ребята, я с вами готов хоть в горы идти!

Пятиэтажным матом ругаем Адольфа Германовича - в дУше абсолютно отсутствует горячая вода. Наступает черед серьезного выбора: что из провизии оставлять, что везти домой. Команда Новгородцев на подходе - им ничего не толкнешь, лагерю ничего не нужно. Решили в компактную крепкую коробку уложить весь газ, колбасу, консервы и заложить оставшееся пространство сладким. У Юрика и Костика ситуация сложнее - у них просто продуктов больше! К вечеру нога отекает, еле передвигаюсь. Собираемся перед сном у нас в комнате на чаекубусопитие. Эх, классная команда бы из нас 4-х вышла, но кто-то или что-то явно не хочет, чтоб я шел на маршрут…

24.07 Рубить канаты, избавиться от балласта…
В 9 часов нас попросили выселиться. Должны заехать дети. Собственно, на автобусах, которые их привезут, мы и планируем смыться отсюда. На крыльце оставляем бутылку "кубуса", дабы испортить в лагере воспитательный процесс. Две коробки с крупами и макаронами, которые мы выставили на крыльцо за 5 минут уже кто-то спёр! При этом никому "ничего не нужно". К завтраку, состоящему исключительно из сладкого, подходит Галина Васильевна. Отдаёт книжки, где начирикал нам досье Сергей Никитась. Поезд в 17:15, наверх мы ехали не меньше 3 часов. Поэтому, как только начали заруливать ПАЗы на территорию лагеря, пацаны ловят водилу, сажают его за заранее сделанный обед, и начинают грузить барахло. Багаж на борту, включая Галину эмалированную кастрюлю, которая нам "жуть, как нужна". В умелых руках ПАЗ вытворяет виражи, которые трудно себе представить, глядя на этот неуклюжий чемодан снаружи. И иногда казалось, что лошади, коровы, ослы и бараны на проезжей части - это лишь призраки, иначе как объяснить то, что мы их не задели. Скрестив пальцы и затаив дыхание, сглатываем ком в горле, после того, как машина проносится мимо памятника Св. Георгию. Теперь наши шансы сесть на поезд сегодня возросли вдвое.

Вместе с равнинами, автострадой и бензоколонками появляется и сотовая связь. Тут же обрушивается шквал застоявшихся sms-ок. Водитель оказался пунктуальным и порядочным. В пятом часу мы уже на территории вокзала. Я, почетный инвалид несуществующей группы, караулю вещи. Дима, Костя суетятся с билетми. Юра набирается информации о своём нелёгком пути на площадки Азау. В купе мы бы со всем барахлом не влезли. Ребята договорились с проводницей, пока едем, может места будут, может нет, можно поселиться в её 2-х местном купе, но это в 1,5 раза дороже. "Что у вас в сумке?" - задаёт свой стандартный вопрос дежурный у металлодетектора Косте, когда тот перетаскивает сумку со снарягой. Костя: "Карабины!..".

Пассажиров почти нет пока, все коробки и рюкзаки равномерно распихали по всему вагону. 5 минут до отправления, с нас льёт пот ручьём, в вагоне отличная сауна. Заходят два мужика с бандюганскими рожами, показывают ксиву - опера. Происходит следующий диалог:

- Ваши документы?.. Так… Где ваша регистрация?
- У нас есть пропуск в пограничную зону, есть командировочные на базу. Мы приехали, сели на автобус и уехали в горы. Никто не предлагал нам зарегистрироваться.
- Вы приехали, должны были пойти в милицию и сделать это… (далее прозвучал еще какой-то гон про закон и что, мол, они, лица кавказкой национальности, приезжают в Москву, с них просят регистрацию…) Ребята, это административное нарушение, штраф порядка 1500 рублей. Если в течении минуты вы не покажете регистрацию (читай: вы не заплатите нам бабла), мы вас снимем с поезда!
- М-м-м… Хорошо, ссаживайте! - произнес Костик и полез снимать рюкзак.

Опер что-то еще пробормотал, сделал предостережение на будущее и свалил, наверное, представил, как мы будем сгружаться, дёргать стоп-кран и т.п. Весь развод (а это, понятное дело, был именно развод) был рассчитан на суету, а мы были спокойны (в меру). Молодцы, перцы! Враг повержен и обращен в бегство!

Итак, вокзал поплыл мимо в окне. Мы, уже просто варенные, уселись на свободные пока места и решили пользоваться случаем: потом возможности поесть не представится. Тем более, еды - куры не клюют. В Беслане мимо проезжает электричка с Юрой в окне. Заходит народ, нас начинают теснить. Два здоровенных немца провожают свою подругу. Когда едешь с билетом: остановка - радость, глоток свежего воздуха, новых сил. Сейчас, когда мы тут бомжи, хорошо лишь, когда поезд едет между станциями, потому что в этот момент все затихает, и есть возможность присесть и успокоиться перед тем, как снова попрут пассажиры. А Минвод еще не было!

Пересаживаемся в очередной раз на свободные сиденья. Лишь одна девушка стелит себе верхнее место, та самая, которую провожали немцы-амбалы. Девушка интересуется:
- Это ва-шы место?
- Нет, мы здесь ненадолго. Мы вам мешаем?
- А где ваше место? - не унимается она, причем, говорит громко. - Ну, вы сядьте, а то не хочется кричать на весь вагон. Понимаете, у нас нет мест, но мы договорились с проводницей.
- Я, я не понимаю, что значит договоры-лись…

Еще минуты две понадобилось очаровательной пухленькой немке, чтоб понять, как так можно ехать без билета, при том, что проводница об этом знает. Хотя вовсе эта иностранка не похожа на стандартного европейского лох-туриста. Помимо своего родного немецкого, с хорошим произношением разговаривает на английском и, что удивительно, вполне понятно излагает свои мысли на русском языке. Зовут эту фрейлин - Франциска, её 22 года, студентка-социолог Берлинского университета. В Беслане проходила практику - работала с детьми в лагере. Когда увидела у нас гитару, достала свою флейту. За несколько минут они с Костей уже сыгрались, и вагон услышал красивую музыку. Мы и так очень много мельтешили на глазах у пассажиров, теперь выделились явные фанаты и сочувствующие. Пение прерывает роковая остановка - Минводы - ждали-с с нетерпением! Последние свободные койки занимают. Терпение лопается, селимся в купе к проводнице (сама проводница, естественно, ушла оттуда). Одному придется спать на полу, но на пенках, тоже неплохо и лучше , чем стоя. Оказывается у проводницы огромная антресоль под багаж, нормальное окно, зеркало на двери - вообщем, полноценное 2-х местное купе (…-кабриолет!). И немереное количество сменного белья! Приглашаем в гости Франциску, кушаем её гостинцы - осетинские пироги. И когда глазки у всех начали слипаться, полезли на полки.

25.07
Просыпаюсь в 9-ом часу. Димыч в позе убитого распластался на полу на пенках. Открываю дверь, выглядываю в проход: Франциска уже сидит и ждёт, когда будет завтрак. Она показывает свои фотографии - львиная доля снимков - дети. Им повезло. Местные бесланские вожатые не смогли бы дать этим детям то, что смогла немецкая студентка.У европейцев отлично развита программа досуга: пикники на газоне, шалаши, рисование красками при помощи ладони и т.п. Я уже перестаю замечать, что Франциска ходит по вагону босиком, она напоминает мне хоббита из сказки. Большой привет тебе, Kathofer Franziska, и спасибо за компанию; ты приятно разбавила обычно скучное возвращение домой.

26.07
Вредный поезд заехал на вокзал так, что нам пришлось пилюкать весь перон. Встречают Женя И. и Абрамов Саша.

Михеев Серёга почти незаметно убегает на электричку, хочется уже домой.

Послесловие.
Я не могу назвать сборы сорвавшимися или неудачными. Лично я почувствовал, что добавилось опыта, нам повезло с инструкторами, я доволен своим отделением, у меня был партнёр по связке, о котором можно только мечтать, наш коллектив был сплоченным, никакие мелкие бытовые проблемы не нарушили теплую и весёлую атмосферу, которая стояла на протяжении сборов. И всё это вылилось в полноценный 2-х недельный отпуск, с кучей новых впечатлений. Не верите? Тогда читайте дневник заново.

 
Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться -->
или
 
--> Зарегистрироваться <--
   

    




Подписаться на новости
 
Camp Russia
Венто
Simond

Маёвец.ru
         
  © 1996–2018 Альпклуб МАИ