Альпклуб МАИ
     
 

Главная / очерки / ...

Тянь-Шань
экспидиция на Хан-Тенгри
июль-август 2001


1. Волков Михаил
2. Русаков Михаил
3. Москалев Дима
4. Тарновский Игорь
5. Абрамчик $
6. Веричев Егор
7. Москалев Ваня
8. Гришин Юра
9. Воробьев Саша
10. Пименова Катя
11. Забегаев Дима

23 июля
Лошади

Проснулись рано утром в пыли у сарая: слева – трава, справа – трава, а мы – в пыли. Но впрочем : где заснули – там и проснулись.
Те, кто послабее, решили лететь вертолетом, а я, Егор и Юрик с Ваней идем 80 км пешком.
До ледника решили взять лошадей. Местный джигит Талай вызвался быть нашим проводником.
Много увлекательных историй рассказал нам Талай за время поездки. Я выпил литр коровьего кумыса, Талай – поллитра самогона.
Все уже вроде освоились с управлением этими хитрыми животными, то и дело слышалось бодрое "Чо!! Чу!!", что в переводе означает "Но!" И вдруг дорогу перегородил шлагбаум непонятного назначения.
Вместо того, чтобы объехать его, Юра решил проскочить под ним, лошадь была в панике: по голове бьют железом, кричат "Чо!" да еще ногой в стременах запутались. Талай выручил незадачливого ездока из опасной ситуации.
Перед нами раскинулся лагерь "Джало", возведенный всего год назад. Он предоставляет усталым путникам надежное убежище от непогоды, обед и баню за вполне умеренную плату.
Татьяна Ильинична, хозяйка лагеря, приветливо распахнула объятия и провела обзорную экскурсию по лагерю. А потом нас кормили, видимо на убой. По 100 сомов: Ашлянфу, суп, чай, пирожные, овощи и все в неограниченных количествах. А Татьяна Ильинична извинялась, что не все еще готово.
Ну и пиво: 1$ – бутылка.
Сели на лошадей и дальше в путь, хотя уезжать из такого лагеря вовсе не хочется.
А все люди отговаривали нас ехать через прижим, переправляться через речку. Вчера поляки застремались и отказались ехать.
Но МАЕвцы – парни со сложной судьбой, мы не боимся и всецело доверяем нашему проводнику Талаю.
Забравшись немного выше по течению, переправляемся по диагонали вниз. Когда смотришь на воду – офигенное ощущение: как будто едешь назад.
Воды, кстати, по пояс, рюкзаки мокрые, кони почти плывут.
Чо! Чо! Чо!
На том берегу все настолько обалдевшие и мокрые, что впервые за всю дорогу присоединяемся к Талаю и помогаем ему уговорить его вторую поллитру.
И тут нас начала нагонять непогода. Подгоняемые можжевеловыми веточками, лошади пустились в галоп. На ночь остановились в охотничьей избушке, топили печь, общались с Талаем.

24 июля
Иныльчек

Утром еще три часа безумных скачек, за которые Юрик чуть не спрыгнул с обрыва, чем укоротил и без того недолгую жизнь Талая на несколько минут, и мы были у ледника Иныльчек – 2-ого после Федченко ледника в мире. А дальше лишь пешком и только с рюкзаком и лишь в сопровождении отваги.
Идем по левому краю ледника, хотя путь там и сложнее, но зато мы увидим озеро Мерцбахера, которое вот-вот должно сойти и затопить всю долину.
Я встал на грязевой холм, огляделся по сторонам и, сказав : "Ну вроде все нормально", грохнулся вниз. А Ваню бьет "горняшка". Пришлось встать на ночевку.

25 июля
Мерцбахер

Тронулись в путь в 8 утра. Погода дождливая. У Вани все еще акклимуха, зайдя за угол, он кричит: "Мерцбахер пошел!!" Мы выходим на бугор и видим это прекрасное озеро с ледяными айсбергами, которое стоит на месте и идти никуда не собирается.
Увидев эту красоту, перебираемся на правую сторону ледника, где вроде как лучше идти. Юра говорит, что не будет с нами тут спорить и, теряясь в барханах, идет своей дорогой. Через час мы с Егором, обедая на правой морене, слышим Юрика и Ваню, которые просят подождать их. Ждем, но пути наши снова расходятся. Юра и Ваня прыгают через трехметровые щели, а мы лезем в правый "карман", где находим теплое озеро с настоящей травой по берегам. Проведя незабываемое мгновение в "кармане", воссоединяемся с друзьями. Место для ночевки выбираем рядом с ледяными сераками. Ледорубом вырубаем площадку под палатку. Засыпаем, порадовавшись чистому звездному небу.

26 июля
Лагерь

Звездное небо не обмануло, и на утро установилась прекрасная погода.
- Так в путь же, друзья!
Плавно продвигаясь вперед, мы услышали все нарастающий гул вертолета. Он вылетел слева из-за Хана и, превратившись в точку, сел на морену.
- Ура! Вот где лагерь! – закричали мы.
А Юрик почти провалился в трещину и повредил себе палец и палку. Еще он кричал и предлагал изъясняться на языке жестов.
Подходя к лагерю, видели обломки рухнувшего вертолета. В первом, Киргизском, лагере нам сказали, что тут москвичей нет. Поговорили с двумя питерцами, которые идут на "Победу". В лагере Хаабумина долго никто не хотел признаваться про наших, но потом начальник признался, что 23-го вертолет приземлился на той стороне, и мы опять через ледник рванули в лагерь к Комисарову.
Наконец с третьей попытки удача улыбнулась нам, и мы встретили спящего Москалева-старшего. Он сказал, что очень сильно за нас волновался, попросил не шуметь и лег спать дальше.
А мы так напрыгались за весь день через двухметровые трещины, что еще долго сидели, гремели кастрюлями и обсуждали нелегкую жизнь альпинистов.

27 июля
Знакомство с лагерем

Короче, все и даже Москалев Дима ушли на 5200 м. Там переночуют, акклиматизируются и спустятся вниз к нам на 3900 м завтра наверное.
Мы с Юрой пошли гулять по лагерю, узнали цены: баня – 50$, завтрак, ужин – 6$, обед – 8$. Встретили Володю из Уфы, у него полтонны груза, его друзья тоже идут пешком. Весь день едим и загораем. В лагере два немца и два чеха. Вообще очень тоскливый лагерь, те два другие гораздо лучше и веселее. И чего наши тут встали? Даже туалет далеко очень. "Победа" весь день нас впечатляет, а Хан-Тенгри за углом не видно. Ванек не знает, где его продукты, и весь день ест наши. У него с Юриком нет кастрюль и газа и как будут ходить – они не решили. Мы с Егором собирались вдвоем ходить, но что делать с этими двумя?!
Засыпаем, чтобы проснуться на завтра бодрыми и отдохнувшими.

28 июля
4200

Рано утром, когда все еще спали, в 9:00 вернулись Миша х 2, Дима, Игорь. Они очень-очень уставшие, побывали на 5200 м. Полчаса молчали, пили чай, приходили в себя. Потом начали говорить и обсуждать тактические планы. С их планом все уже давно было ясно и нам быстренько рассказали наш.
Оказывается, сегодня в 1400 мы выходим на 4200 – морену под началом маршрута. На следующий день поднимаемся на 5200, и, переночевав, спускаемся вниз.
Под бесконечные замечания и ценные указания Димы и Миши нам все же удалось собраться и уйти, а они еще долго смотрели нам вслед и обсуждали то, как мы выбираем путь по леднику среди трещин.
Вдруг путь наш преградила бушующая ледовая река. Перепрыгивая ее бушующее трехметровое русло, я повредил артерию на правом запястье, и только H2O2 смогла остановить обильное кровотечение.
Придя к условному большому камню на морене, долго готовили место под палатку и, как обычно переругиваясь, легли спать.
Но прежде, налегке, мы предприняли выход к огромной трещине на 4700, преграждающей путь альпинистам. Заглянув в нее и сказав: "Ого-го!", спустились вниз, чуть не заблудившись в тумане.
Но прежде Ванек вытоптал около огромной трещины надпись "МАИ".
Все, теперь спать!

29 июля
5200 м


Проснулись в 3:00 и в 4:00 вышли в путь. Всего через несколько часов будет установлен рекорд моей высоты. До "огромной щели" дошли за 2,5 часа и начали прыгать через нее.
Получив от нас ускорение, Ванек перелетел ее и совершил благополучную посадку на том берегу. Прицепил себя к ледорубу и сделал станцию. А наш Егор в это время стал перекидывать рюкзаки. Первые два: его и Ванин перелетели удачно, но когда дошла очередь до моего, бывшего почему-то в два раза тяжелее, силы оставили Егора и, упав на другой покатый край трещины, рюкзак вперевалочку подкатился к краю и рухнул в бездну. Пристегнутый к ледорубу Ваня развел руками и сказал, что он не мог ничего поделать.
Таким образом мой рюкзак оказался в глубокой трещине.

Опись рюкзака:
1. Рюкзак – 100$
2. Спальник – 100$
3. Кошки – 100$
4. Термос – 40$
5. Рукавицы – 30$
6. Фонарик – 20$
7. Куртка – 200$
8. Горелка – 50$
9. Дневник – бесценен

Итого: 640$ + моральный ущерб

Первые пять минут все были в шоке, даже красноярец, уж было собравшийся прыгать через эту зияющую бездну, застыл в нерешительности и пошел обходить ее по снежному мосту. Но все ж красноярцы нас выручили: дали два бура и два жумара, после чего Егор, как обычно, недолго думая, дюльфернул в трещину на 50 метров, но все же перед этим он успел получить у меня четкие инструкции: как ему выбираться обратно.
Мгновение, и Егор исчез из поля видимости и слышимости. Через бесконечный час ожидания послышался скрежет "кошек", лязг жумаров и пыхтение, заглушающее вой ветра. Вслед за всем этим показалась довольная рожа Егора с рюкзаком наперевес.
А пока мы доставали рюкзак, все проходящие мило убеждались, что МАЕвцы действительно парни со сложной судьбой.
Т.о. мы потеряли бесценный час времени. Было 8:00, всходило солнце, "мышеловка" могла захлопнуться в любой момент.
И было принято единственно правильное решение: мы идем вверх, а солнце – наш сегодняшний враг – инициатор обвалов и лавин, скрывается за облаками и больше мы его сегодня не видим.
Высота дается все с большим трудом. Восстановив силы перед "бутылкой", проскакиваем ее на одном учащенном дыхании. И до лагеря 5200 уже рукой подать, но прежде перекусываю и восстанавливаю дыхание. В лагере в 10:00.
На растопку снега и заварку 2 л чая в супермоскалевской горелке уходит 1,5 часа.
Идем в гости к красноярцам, благодарим их и возвращаем снаряжение, причастное к спасению моего рюкзака. Спирта у нас нет, поэтому благодарим их батоном колбасы. Они рады.
А после чая моя команда легла спать "валетом", а я на улице топлю снег и глазею по сторонам. Рядом с нами чехи, поляки и гиды. У них потерялась девушка Наташа из Краснодара.
Но вот на горизонте показалась точка, которая приблизившись по характерному утолщению в области бедер, была идентифицирована как Наташа. Все мужчины в лагере застыли в напряжении, пытаясь разглядеть такое редкое на этой высоте явление. Наши шансы были выше всех, ведь наша палатка – первая на тропе.
И вот, обменявшись приветствиями, Натали уже почти взяла кружку чая из моих шершавых рук, но ветер переменился, и, не в силах выдержать суровый мужской запах и храп, донесшийся из нашей палатки, это высокогорное чудо в панике бежит прочь.
А у Егора спросонья "горняшка", он носится по лагерю с лопатой, пугая поляков, и собирается рыть пещеру.
Ванек с Юрой уже 4 часа давят на массу, чем и я сейчас займусь.
А ночью Егор ходил всем по головам, его совсем расплющило. Юра признался, что тоже был близок к этому.

30 июля

Выучи, вызубри, не забывай
И повторяй, как заклинанье,
Не потеряй веру в тумане
И себя не потеряй.


Проспали! Вместо намеченных 5 – на часах 6:40. Бегом собираемся и вниз через "мышеловку". Но у Вани проблемы: не выдвигаются замерзшие палки, и он еще долго в нерешительности топчется у палатки, а потом упрекает нас в том, что он благородно спал до последнего момента в палатке, не мешая нам собираться, а мы его даже не подождали. После того, как Юра вручил Ване ледоруб и тот перепрыгнул с ним через вчерашнюю трещину, все устаканилось, и в 8:30 мы были на 4200.

Наших, конечно же, нет. Ведь сегодня весь день идет снег, и видимость 30 метров. За сутки выпало 30 см.

Егор вначале хотел остаться в палатке и ждать до 1500 улучшения погоды, но, собравшись с духом, все пошли в базовый лагерь.
Природа подготовила нам суровое испытание: шел снег и был туман. Куда идти? В какую сторону? Этот вопрос остался без ответа. Юра сказал: "Фигня проблема!" И взялся тропить тропу. Мы еле успевали за этим монстром советского туризма. А ледник, еще вчера бывший ровной дорогой, таил теперь множество опасностей: щели и трещины покрылись снегом и были готовы в любой момент навсегда поглотить усталых путников, блуждающих в непогоде.
Уже и время подошло, и альтиметр показывал, что пора бы появиться лагерю, и участники пытались всячески высказать недоверие ведущему, но Юра был суров и непреклонен. Взбираясь на очередной торос, всматривался вдаль и, показывая рукой в неопределенном направлении, в сотый раз изрекал бессмертные слова классика: "Мы пойдем вон тем путем!"
И, о чудо! Вместо очередной бессмертной фразы дрожащим от волнения голосом Юра сказал: "Я вижу лагерь!!!" Через 30 минут мы были в объятиях наших сонных товарищей:
- О, приперлись! Поспать не дают! Но мы рады! Вот вам лопата, идите откапывайте свою палатку, готовьте себе чай!
Короче всем нам были рады и только Ване не повезло. Его папа Дима, обнаружив у сына мокрый спальник и пуховку, провел с ним тематическую беседу на тему "Что такое хорошо и что такое плохо". И в наказание намазал Ване всю рожу зеленкой.
Игра в преферанс сложилась для меня неудачно: 26 бутылок пива выпьют мои более удачливые друзья.

31 июля


Очередное утро начинается с вопроса: где Воробьевы?
Уже неделя как мы оставили их в Мойдодыре дожидаться пропусков в погранзону. Мы волнуемся за их судьбу и голодными взглядами косимся на их продукты.
В обед казалось, что распогоживается, и "МАИ1" ушли на 4200.
Произошло перераспределение на команды:
МАИ1: Волков, Михалыч, Игорь
МАИ2: Москалевы Дима, Ваня
МАИ3: Абрамчик$, Егор, Юра

Дима провел инструктаж: как сохранить здоровье на высоте, и лег спать.
Я обнаружил у нас в палатке вздувшийся баллон и в панике выбросил его. Но, справившись с шоком, подобрал, и теперь готовим на нем пищу.
Приходил в гости Володя из Уфы. Его команда тоже никак не доберется. У него рядом живет полуживая англичанка. И с ней он уже обменялся 20 словами, которые знал по-английски. Ушел очень довольный общением на родном языке. А вечером опять преферанс, и опять фортуна не испугалась повернуться ко мне задом. Три ящика пива получат мои друзья по приезду в Москву.
Помянули товарищей.
А МАИ1 ушли на 4200 м.

1 августа


Утро прошло за завтраком. МАИ2 собирались.
Играли в преферанс, я отыграл ящик. Погода – супер! Солнце светит! Снег тает! Ура!
И, о чудо! Пришли Воробьевы. Никто уже не верил, что это может случиться. Но они пришли и рассказали свою историю.

Два дня они ждали пропуска. И наконец 25 числа в 18:00 они выехали на лошадях с Манасом за 40$ втроем. Манас – снайпер, охотник и отличный киргиз. До Джало они ехали классно. Но потом встретили Ильиничну и пьяного Талая. Талай устраивал перед ней показательное выступление: как лошади обходят прижим. Талай получил в лицо копытом, Ильинична учила разводить костер. Короче сутки они на этом потеряли.

А дальше они шли, терпели непогоду, голод и всякие лишения. И пришли в лагерь Хайбулина, там их встретили и обогрели и по 2,5$ поселили и кормили. Два дня они были счастливы.
Подтвердили, что у Хайбулина классно и весело. Но проведя там два дня, они окончательно соскучились по нам и пришли в наш лагерь, хотя у нас и хуже.
Таким образом был образован отряд МАИ4: Саня, Катя, Дима.
Общались они с нами совсем недолго. За два часа собрав все необходимые вещи, они ушли на 4200. А мы с Егором и Юрой поужинали и скучаем. Спать пора.

2 августа
Вперед на гору


Настала наша очередь выходить на штурм. А утром снова замечательная погода. Пролетевший низко-низко над лагерем вертолет окончательно разбудил нас.
- Ух ты! Красотища-то какая!
- Мать, мать, мать, – отозвалось привычное эхо.
Юрик с Егором посвятили первую половину дня завтраку, а я – ровному, золотистому высокогорному загару. Я так лежу себе, загораю, а мимо ходят восхищенные обитатели лагеря.
В 14:00 пообедали и вышли на 4200 м.
Впереди нас шла девушка-чешка, но ее бой-френд закрывал нам понятное зрелище своей волосатой задницей в прозрачных белых шортах. Не в силах выдержать такие мучения, мы обогнали их и скрылись за поворотом.
А там уже была наша палатка, и в ней был обнаружен Юрик с больным животом. Наугад достаю из аптечки уголь, но-шпу и фестал. К всеобщему удивлению Юре становится легче.
А вообще какие-то гады, скорее всего, которые стоят за большим камнем, устроили у нашей палатки туалет, сволочи.
В 20:00 была связь. Мы Ваню (МАИ2) слышали, а он нас – нет. Но информации он никакой не передал. Если его папа об этом узнает, он ему не только рожу зеленкой намажет. Отбой. СК.

3 августа
По следам лавины

Утром опять проспали. Вышли в 5:00. Идем в ожидании трещины 4700. Но что такое? Где она? Оказалось, что накануне со склонов Чапаева сорвалась огромная лавина и перекроила весь ледник. Идешь как по вспаханному полю, боишься, понимаешь, что в любой момент может сойти такая же или еще больше. Идешь и постоянно думаешь: куда бежать, если начнется что-нибудь такое.
Но не могу сегодня идти, что-то не так. В результате подхожу к "мышеловке" в 10:00. Опасливо озираюсь, изредка сыпятся мелкие камушки. Единственная моя защита – сераки, их три штуки. Собирая все силы, перебегаю от одного до другого, отдыхаю по 15 минут. И рывком до следующего серака. А еще жара смертельная. Бегу в штанах, на правом ухе повязка, чтоб не сгорело. На 5200 в 10:45. Когда Дима об этом узнает – он нам скажет.
Два часа сплю и готов к следующим подвигам.
Пытаемся сделать заброску на 5800, но не всем это удается. Я ослабленный, чем не пойму, еле-еле переставляю кости и заканчиваю свой путь на 5700. Общаюсь с чехом, приятный молодой человек.
Вечером Юрик рассуждает о смысле бытия и если ему будет плохо, то пойдет вниз. Поем "Агату Кристи".
А Волков, Русаков и Тарновский сходили на ХАН. В 5 вышли, в 17 вернулись. Очень устали. Сразу уснули.

4 августа
К новым высотам

Утром на 5200 не очень хорошая погода. выход на 5800 перенесен на 10 часов. А разбудил нас радостный Волков:
- Что, лентяи, спите? А на гору кто пойдет? Ну-ка, вылазьте все из палатки и дайте нам попить!
Елы-палы! Но ослушаться тренера мы не можем. Пришлось срочно просыпаться. Юре тут же стало плохо, и он пошел вниз вместе с Воробьевым, которым необходим отдых и компенсация.
Мы с Егором остались вдвоем. Поели, пересчитали выходной вес. Раз в полчаса говорим кому-то привет, иногда получаем ответ по-русски.
А на улице метель. Обмундировавшись в Gore-Tex, уходим против ветра вверх, а если б по ветру КАЙТ бы пригодился. Вобщем сноуборд и КАЙТ в этот район брать нужно.
Короче, за 2,5 часа мы преодолели эти 600 м подъема и были встречены Москалевыми. Уютная, но холодная пещера стала нашим домом на ближайшие сколько-то дней. С нами в пещере живут Виктор из Новгорода и друг Димы Андрей, которого он в Гималаях колесами кормил.
Теперь вот мерзнем в пещере. Дима с Витей общаются, ну обычная история, когда встречаются два бывалых альпиниста или две старушки у подъезда.

5 августа
Штурм

Ночь провели в пещере вшестером. Воздух был теплый, но ковры пропускают холод снега. Боюсь чего-нибудь отморозить. А снег под ковром принимает форму тела. Получается – спишь в анатомической яме и подкатиться к Егору для согрева не получается.
Дима разбудил нас в 4:00 словами:
- Люди вы или не люди? Будете вставать?
Мы встали и нехотя позавтракали. "Кошки" на ноги, системы на задницы, и в 5:00 мы рванули.
Фото маршрута выше 5800 сделать не получилось из-за погоды. А погода -5° и сильнейший ветер. Иду в поларе и гортексе. На ногах и руках полар и гортекс.
Егор предлагает мне быть первым и тут же убегает вперед.
Москалев-старший всячески следит за мной и Ваней: заставляет глубоко дышать, есть сухофрукты, запрещает сидеть. А померив у меня пульс, ставит диагноз – аритмия.
Тем временем начинаются перильные веревки, они все ужасны, идти по ним можно лишь на "скользящем", чтобы не сбиться с дороги.
"Горняшка" делает свое черное дело, но решающим фактором становится правая нога. Мозоль, начавшаяся еще в Караколе, превратилась в обширную опухоль, и усугубляет дело замок от "кошки", давящий прямо на нее.
Из последних сил прохожу еще три веревки, чтобы докричаться до Москалевых, что я иду вниз. Но Москалевы слишком далеко, зато догоняю прекрасную полячку Сильвию. С трудом пообщавшись на смеси русско-английского, она выпивает у меня почти весь чай из термоса, и мне легче идти вниз. А я в свою очередь прошу ее рассказать моим друзьям о моей судьбе.
Последние три веревки хорошие, можно дюльферять.
Кстати, по альтиметру поляка я достиг высоты 6500м.
Остальные веревки битые, спускаюсь лазанием. Скалы II-III к/т, но 1 км вверх и на высоте 6-7 т.м. Вот маршрут 5а получается.
Веревки служат путеводной нитью до 6100. А дальше в тумане и снегопаде, едва угадывая тропу, бреду к пещере. Каждый шаг на правую ногу отдается болью. Как только появляется возможность, снимаю "кошку" и становится значительно легче.

Устраиваю уборку в пещере, рою урну, разбираю продукты, топлю воду, лечу ногу. В пещере сейчас холоднее, чем на улице.
Уже 16:30 и спустились первые победители ХАНА, а наших нет. Где они? А может они встретили полячку и остались с ней на горе?

Ночью, в темноте. Пришел Егор и Дима.
Ваня улетел.

6 августа

Просыпаемся в 6:00. Дима отправляет меня с Егором вниз отдыхать.
Вчера по связи все уже узнали, и в 8:00 все были на 5800.
Егор рассказал, что он с Димой шел примерно на час впереди Вани. Они уже сидели на вершине в 16:00 и наблюдали за Ваней. После кулуара есть небольшой участок без перил. Там они его видели в последний раз. Снежный хребет – внизу был бы ровной дорогой, но высота и усталость сделали свое дело. Когда налетевший туман развеялся Вани уже не было.
Быстро, насколько это можно на высоте 7000 метров, они пошли к месту срыва.
Был виден след падения. Спустившись на веревку вниз, Дима нашел Ванину "Кошку" и больше ничего. Дальше склон вниз становился гораздо круче, с камнями. Видимости никакой.
Вниз и завтра на поиски.

По дороге на 5200 мы с Егором встретили наших. Волков сказал остаться на 5200. Ждать указания. Местный альпинист Саша подсказывает нам, где скорее всего надо искать. Скорее всего придется с самой вершины спускаться по следу вниз. Нужны крючья и буры. Маршрут Погребецкого.

В 11:00 Саня и Дима Забегаев спускаются к нам на 5200. Берут палатку, спальники и дополнительную еду. Поднимаются обратно.
Мы с Егором маемся бездельем и неопределенностью, но надо отдыхать.
На горе все знают, что у москвичей ЧП. Но все продолжают восхождение. На ХАНе это обычное дело, высотный альпинизм называется.

А наверху Юрик увидел Ваню. Пролетел он всю стену до 6000 м.
В 12:00 его сняли и спустили на 5200. Народ очень устал. Нашли тело, исчезли все "а вдруг?"
Я с Димой Забегаевым пошел наверх на 5800 за оставшимися вещами. Егор опять капризничает. Я уже поднимаюсь легко, как на Останкино. А у Димы это уже третий подъем за день, ему тяжело. В 19:00 наверху в пещере Тан Андрей Петров, Peter и еще кто-то. Они нас накормили специальной альпинистской едой из пакета.
Связались с лагерем и заказали вертолет. И в 20 часов в ужасную пургу пустились вниз 5200. Пели песню "Где снега тропинки заметают".
Вобщем натерпелись романтики. Пришли, все спят, палатки занесены снегом.
Юрика заколбасило окончательно, нервный срыв – выгоняет всех из "своей" палатки.
Ванька положили около тропы. Даже когда Юрик увидел тело, оставалась надежда вдруг он ошибся, может быть это не он? Ведь бывают же чудеса... Но и в этот раз чуда не случилось. Ванек пролетел километр фактически по стене с камнями, никаких шансов.

Смерть самых лучших выбирает
И дергает по одному.
Так и Ванек ушел во тьму,
Но в памяти он жив навеки.

7 августа
Скорбный спуск

ХАН взял свою очередную жертву.
Мы же в 5 утра начинаем спуск вниз. Угрюмая, молчаливая процессия.
Сегодня нестерпимо грустно. Спуск до 4200 не очень труден. Пологий ледник с редкими трещинами.
На очередном привале Ванек лежит завернутый в коврик и полиэтилен. Это его последний спуск с горы. Самой страшной, ужасной и высокой горы в его жизни. Последней его горы. Что все это для него значит или значило? Какой смысл это имеет для всех нас? Мы сейчас все вместе, но помочь мы ему уже не в силах.

На 4200 укладываем Ванька и топчем площадку для вертолета, отмечаем место лыжными палками. Погода, меж тем, стоит отличная, снег на леднике тает, текут огромные реки.
Саня и Дима всю дорогу ведут беседы на политэкономические темы и "кому на Руси жить хорошо".
В полдень все в лагере, снимаем ботинки, сырые полары и до захода солнца загораем, беседуем и пьем кофе, не в силах пошевелиться.
Ночь лунная. Вечером над "Победой" встает утренняя звезда. Я ложусь спать на улице и всю ночь слежу за ее продвижением по небосводу.

8 августа
Вертолет

Рано утром Волков и уже пришедший в себя Юрик, спотыкнувшись об меня, как два самых сильных, пошли на ледник. Их задача наколоть лед и руководить посадкой вертолета на ледник.
Наша задача позавтракать, свернуть лагерь и перенести его на километр на вертолетную площадку. Остается отметить, что обе группы отлично справились со своими задачами.
Вертолет на малой высоте пронесся над площадкой, чтобы прочувствовать направление и силу воздушных потоков. Величаво развернувшись на фоне "Победы", и, отчаянно вращая всеми своими лопастями, медленно, плавно и печально вертолет МИ-8 (в некоторых странах он запрещен) коснулся земли.
Вертолет винт не выключает, загружаемся, согнувшись от ветра. Дверь закрыта, люки задраены, земля качается в 10 метрах внизу. Вертолет пытается набрать "воздушную подушку", пилоты молятся, провожающие на земле уже давно разбежались, мы же ничего не понимаем, нам интересно. Но вот вертолет скользит вбок, проваливается вдоль склона вниз и уходит в сторону Мойдодыра.
Очень интересно смотреть на ледник, по которому шли две недели назад. Иногда видели лошадей, палатки. Когда показывали остальным Мерцбахера – обнаружили, что он уже сошел. Летать на вертаке здорово, хотя пройти пешком тоже стоит.
Нас встречают погранцы и Слава-водитель. Погранцам абсолютно все равно, что за человек и в каком виде, главное, чтобы паспорт нужный был.
Москалев оплатил полностью весь рейс 1350$ туда-обратно, но была еще заброска на "Победу" и три попутчика. По идее они должны были нам деньги отдать, а отдали Щетникову.
Такие вот дела.

В Караколе в 15:00. Ханин встретил нас и во многом помог. Большое ему спасибо.
Дима, Волков и Ханин закончили дела только под утро, чуть поспали и в 11 следующего дня поехали в Бишкекский аэропорт "Манас".
Мы же поселились в той же гостинице на стадионе. Без Ханина с нас содрали вместо 55 сомов по 110. Баня сгорела, только душ. Ужас.

9 августа
Бегство из Каракола

Весь день в городе, ходим, питаемся. Егор пропадает, но неожиданно возвращается весь голубой. Купил себе футболку, ремень и джинсы, все за 300 сомов.
После обеда иду в Inef-kafe, только успевал прочитать письма, как врывается Егор и вопит, что пора бежать, что нас уже машина ждет. Не успев ответить, забываю скотч и едем собирать вещи.
Башляем водиле 100 сом, и мы на автовокзале. Там нам сразу предлагают за 2000 доехать до Чалпан-Аты. Но мы не высказываем особого желания ехать, неторопливо прогуливаемся и сидим на травке. Цена начинает падать, и через 15 минут мы едем всего за 1000 сом. Местная мафия выталкивает из единственного "рафика" местное население и грузит наши рюкзаки. С собой берем женщину, кричащую, что она все там знает и поможет нам с жильем. По приезду она оказалась хозяйкой одной единственной юрты, в которой за 500 сом со всех за ночь мы и селимся.
Кормят хозяева, вкусно, но дорого.
Юрта вся из себя классная: ковры, шкуры, тепло и красиво. Но есть и специфика.
Юрта, в отличие от квартиры, не сдается "под ключ". Кормежку вам навязывают хозяева (примерно в 1,5 раза дороже, чем надо) и очень обижаются, если вы пропустите хоть одну еду. Не реже раза в час вам предлагается чай, за который надо платить. Вечером на вопрос: "Что это за занавески?" – нам шутливо ответили, что там спит теща. Но, прийдя за полночь с дискотеки, обнаружили за ней десяток посапывающих хозяйских детей. Выгнать их мы не в силах, но детские дома у нас государственные. Пару раз за ночь приходила их мама, проверяла: хорошо ли они укрыты, вытащила из-под моих ног одеяло и укрыла свои любимые чада.
А днем ваши вещи сгребаются в угол, и в юрте устраивается кафе, куда приглашаются все желающие.
Но если заранее оговорить эти нюансы и потребовать ключ (в юрте есть дверь), то это отличное жилье.
Еще момент. Когда покупаешь целиком маршрутку или автобус – заранее оговаривайте с водителем, что или он не берет попутчиков, или они платят вам, что при наличии места несомненно лучше: можно до трети своих денег получить назад.

Рядом с нами "Кыргизское взморье", идем туда гулять. Берег моря теплый, но купаться не стали.
Саня с Катей развлекаются и поют песни, Игорь с Димой З. задумчивы, но держатся коллектива, Юрик все время улыбается. Мы с Егором, слыша звуки и чувствуя пронизывающие тело басы, движемся в сторону дискотеки. Но вход – 1000 сом, и мы колбасимся за забором. Пришло время медленного танца, и мы плачем от умиления, вспоминая 8 класс. Все отошли к забору, но самые решительные 10 ребят, краснея и заикаясь, нашли в себе силы пригласить кого-нибудь на танец.
В соседнем ресторане стоит проектор, крутят клипы MTV. К нашему приходу начинается глупый фильм про то, как из тети-суперагента с комплексами делали женщину, чтобы она выиграла конкурс красоты и спасла мир.
Я с Егором начал знакомиться с девушками, а Катя (профессиональный психолог) с соседней лавки анализировала наши ошибки и промахи, подсказывала, что надо бы было сказать. К концу фильма с позорным счетом 0:7 мы по-прежнему сидели с Егором вдвоем.
Съели шашлык и уснули.

10 августа
Отдых на Иссык-Куле

Утром почти силой хозяева напоили нас чаем. От более плотной пищи мы нашли силы отказаться, сославшись на то, что ужин был потрясающим, и мы так наелись...
Все на пляж! Вода отличная! Иссык-Куль – чудо! Купаемся, бесимся, потом в изнеможении загораем. В перерывах объедаемся фруктами и соленой рыбой, которую нам не успевают подносить, но не пьем совсем, наверное у нас недостаток соли в организме. Катя подмечает, что в Кыргизии не только девушки, но и дети рано взрослеют.
Мы с Егором идем до конца пляжа, где забредаем на волнорез. Фотографируем и беседуем.
В полдень, когда солнце достигло зенита, жара – апогея, а мы – апофеоза, идем домой.
Мы с Егором идем в юрту есть арбуз, остальные же в Чалпан-Ату – пешком. Правда, по дороге одна бабка очень удивилась и убедила их ехать эти 20 км на маршрутке.
Только мы с Егором начали арбуз, как прибежал Юра со словами, что всем остальным срочно надо было в Чалпан-Ату, а ему не надо. Во время послеарбузного чаепития к нам зашел знакомый хозяйки extrem-парапланерист Сергей. У него автобус Mers, мы с ним торговались и общались. Решили к вечеру, как подойдут сутки, вынести из юрты вещи, загрузить из в bus и пойти до 3-х ночи гулять, а потом прямиком на вокзал в Бишкек.
Но тут вернулись остальные...

Бегство с Кыргизского взморья

Они время даром не теряли и были уверены, что должны найти машину. Нашли убогий полуразвалившийся "рафик", который еще и ломался по дороге. Пригнали его из Чалпан-Аты, пообещав ему 1500 сом до Бишкека. Теперь они долго спорили и не соглашались, что на новом Mers′е ехать лучше, чем на их развалюхе. Что перед водителем неудобно получилось. В результате споров и упреков Игорь, не выдержав, отдал водиле RAF′а 200 сом в качестве компенсации, и он смылся.
Радоваться и праздновать победу было рано. Как раз в это время наши хозяйки узнали, что мы не собираемся жить и платить за вторую ночь. Такой ор тут начался:
- Ой, мы бедные, несчастные! Столько от вас убытков натерпелись!
Игорь и Саня тщетно улаживали разрастающийся конфликт, грозящий перерасти в международный и нарушить мир во всем мире.
Не буду хвастать, но на этот раз мне удалось восстановить мир, и дипломатические отношения между двумя странами не были прерваны. В подарок оставшейся дружественной Кыргизии была оставлена непотерявшая товарного вида сковородка с порванным тефлоновым покрытием.
Примирительное чаепитие и прощальный ужин, за который все же необходимо заплатить.
Все, в 2300 мы уже в дороге. Я с Егором в меньшинстве, они не хотят гулять, им надо в Бишкек, халаты им тоже не нужны, поэтому и на рынок не едем. Жаль.
Хорошо, что поехали с Серегой. Посмотрел бы я, где и во сколько мы бы оказались на прогнившем "рафике". А Сергей привез нас к себе домой, предложил баню, но у нас не было сил, и были мы чистые, напоил чаем и уложил спать на 2 этаже. Дом отличный, жена хорошая. Деньги он на шубах зарабатывал. Но теперь появилась таможня, и он решил в Россию, в Ульяновск перебраться.
Спали сладко.

Абрамчик$

 
Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться -->
или
 
--> Зарегистрироваться <--
   

    




Подписаться на новости
 
Camp Russia
Скалолазный центр BigWall на Савеловской
Simond
ClimbLife - Путешествия на скалы.

         
  © 1996–2018 Альпклуб МАИ