Альпклуб МАИ
     
 

Главная / очерки / ...

Отчет о сборах Альпклуба МАИ в Домбае летом 2007 года

Субъективный взгляд участника из отделения новичков

Автор: Женя Колотилов

Состав отделения новичков (МАИ - 2):

Ерохин Алексей Николаевич - инструктор
Карпов Анатолий - стажер

1. Аксютина Мария
2. Воротникова Юля
3. Мельников Артем
4. Митюрев Кирилл
5. Орлов Владимир
6. Потапова Лена
7. Шустова Наталья
8. Молоткова Катя
9. Колотилов Женя
10. Мартынова Полина

Состав отделения значков (МАИ - 3):
Горбачев Владимир Юрьевич - инструктор

1. Назарова Лена
2. Поляков Витя
3. Есина Саша
4. Франкевич Аня
5. Прохоров Сергей
6. Криводуб Слава
7. Трусилов Игорь
8. Годлевский Глеб

Пролог

Лично для меня, сборы начались с того, что Вова Орлов пообещал купить билеты; тогда я еще не был знаком с Вовой. Заочное знакомство удалось, покупка билетов удалась хуже. Планировалось купить билеты на поезд до Черкесска, на черкесский поезд № 61, но, как и полагается, все сроки были пропущены, и билетов осталось 15 штук, из которых половина купейных. 35 человек никак не поместится. Было решено оформить групповой билет. Во мне тогда проснулось гражданское сознание и желание помочь родному альпклубу (честно говоря, мне тупо захотелось самому поехать на сборы, а не просидеть в Москве из-за невозможности уехать). В итоге я поехал в Московское железнодорожное агентство узнать, что к чему, но, побродив по хитросплетениям коридоров, так и ушел оттуда ни с чем, так как рабочий день подходил к концу и все сотрудники уже разошлись.

На следующий день мы с Витей Поляковым все-таки решили разобраться в этой бюрократии получше и поехали в это МЖА снова. Все оказалось еще хуже, чем я предполагал. Доброжелательные жители очереди за групповыми билетам рассказали нам что нужно иметь, чтобы заказать групповой билет, а также, что лучше приехать занимать очередь часа в 4 утра, и тогда может быть у нас что-нибудь получится, и еще, что в этом здании работает бабушка, которую все знали по имени, и что она решает все вопросы с билетами, может прицеплять вагоны к поездам, может сама назначать поезда и увеличивать количество мест в вагонах. Но чтобы попасть к ней на прием, нужно стоять в очереди 3 дня минимум, при этом еще не факт что она с первого раза поможет.

Выслушав все это, мы озадаченные поехали в клуб дооформлять документы и морально готовиться к раннему подъему и дежурству у МЖА.

Случайно в клуб зашел Андрей Лебедев, мы рассказали ему про нашу беду. Он нам сказал, что мы зря мучаемся, и нам проще поехать до Невинки. Вдохновленные этой мыслью мы в тот же вечер купили билеты до Невинки в абсолютно пустой вагон в поезде Москва-Грозный. И хотя кассирша сначала не хотела нам продавать 35 билетов, Ксюхина дипломатичность взяла верх над ее страхом продать так много билетов в одни руки…

13 июля

Отъезд. Москва, Казанский вокзал, 382 поезд Москва-Грозный, отправление в 14.37. Все начали подтягиваться к вокзалу уже часов с 12, и ко времени подачи поезда большинство уже было в сборе, одиннадцатый вагон, как и положено, оказался после десяти пройденных с тяжелыми вещами. Поначалу проводница спокойно отнеслась к такому количеству людей с рюкзаками, даже улыбалась... Но по мере прибывания вещей, улыбка с ее лица пропадала, и отношение ее к нам портилось. Апогеем стала тележка с пятнадцатью клетчатыми сумками - увидев их, проводница вспомнила про 36 килограмм ручной клади на человека. Отделение «значков» едва не лишилось водорослей, ролтона и тушенки. Общими стараниями конфликт был разрешен, и вагон, просев под тяжестью рюкзаков, покатился в сторону пункта назначения. Проводница, обиженная тем что у нее нету столько вещей, сказала что кипяток будет только после того как все сдадут по 20 рублей на чай. По 20 рублей все сдали, чая мы, правда, так и не увидели. Видимо, проводница посчитала себя официанткой и деньги на чай сочла за чаевые.

14 июля

Весь день в дороге. Все как обычно бывает в поезде. Кто-то спит, кто-то ест, кто-то пьет, кто-то занят более интересными занятиями. На немногочисленных станциях пополняются запасы, делается разминка отлежавшегося тела, и занятия продолжаются с новыми силами.

Ближе к вечеру, народ начинает суетиться, ибо на 15-минутной стоянке в Невинке надо вынести из вагона вещи, которые вносили в него 40 минут. Самые тревожные люди уже были в состоянии полной готовности к выходу и сидели в ожидании остановки, остальные не торопясь собирались, мою панику, что мы забудем коробку никто не поддерживал.

В Невинке все сработали слаженно, вещи были вынесены, причем мы смогли бы вынести еще столько же, благо время позволяло. Вагон заметно приподнялся. Злая проводница не дала Сереге Прохорову спереть мешок простыней, который так был похож на наши вещи.

После недолгого намокания под мелким дождем, вещи и мы вместе с ними были погружены в автобус, ждавший нас у вокзала. Как оказалось, сесть в заранее заказанный автобус не достаточно, для того чтобы поехать на нем туда, куда было заранее обговорено. Еще минут 20 было потрачено на то, чтобы объяснить водителю, что нам от него надо. Причем понял он все только в общих чертах, и все равно хотел сделать все по-своему. Изначально планировалось переночевать в Невинке, утром заехать в Карачаевск на рынок, чтобы докупить продуктов, а после этого ехать в Домбай. В итоге все получилось совсем не так. В Домбай мы выехали ночью и, периодически останавливая встречные машины, и, спрашивая, где живет Рашид, доехали до Домбая. Холодная ночевка в автобусе.

А вообще, 14 июля - это День взятия Бастилии.

15 июля

Утро оказалось не таким добрым, каким могло бы оказаться. Ночевка в автобусе неблагоприятно отразилась на многих членах сборов, было холодно и неудобно, практически никто не выспался (лично от меня спасибо Юле Сойфер за полар). Но, выйдя из автобуса, лично я забыл про все неудобства. Перед глазами открывалась удивительная картина... Зеленые склоны, переходящие в скалы со снегом на верху.

Полюбовавшись окрестностями, большая часть сборов направилась штурмовать ближайшее кафе в поисках еды. Затем завезли на машине вещи в хижину «Горянка», которая находится в конце первой очереди канатки, и поднялись туда сами. Заселились.

В связи с тем, что водитель автобуса изменил наши планы и не отвез нас на рынок, надо было туда ехать. От каждого отделения были собраны добровольцы, которые на буханке поехали в Карачаевск. Рынок в Карачаевске оказался совсем не таким как в других городах нашей родины и ко времени нашего приезда (около часа дня) начал закрываться - с каждой минутой, прилавки редели, и нам с некоторым трудом удалось купить необходимые нам продукты; но все же удалось. Загрузив гору продуктов, выехали назад в Домбай.

По дороге все предупредили народ из отделений, чтобы те спустились помочь занести продукты наверх. Я тоже отправил смс нескольким людям с просьбой спуститься и помочь. В общем, мы разгрузили буханку, спустились люди изо всех отделений, кроме нашего. Все пошли наверх, а мы с Машкой Аксютиной остались охранять кучу еды и ждать нерадивых товарищей по отделению. В тот момент убить всех хотелось. Но как оказалось потом, моих смсок никто не получал. Пришел только Алексей Николаевич.

Остаток дня прошел размеренно: все обустраивались, завхозы разбирались с купленными продуктами, Митя Шепелев раздал всем рации и позывные (МАИ-1 – Кочнева, МАИ-2 – Ерохин, МАИ-3 – Горбачев, МАИ-4 – Кирпичев, МАИ-5 – Бикчурин, МАИ-6 - Петров). Новички и «значки» неторопливо готовились к завтрашнему акклиматизационному выходу.

16 июля

Акклиматизационный выход на кругозор под Семенова-Баши. Как и положено, на выход успели только инструктора, остальные оказались копушами. Получив нагоняй, все двинулись в путь.

Чтобы подойти под Семенова, надо пройти через Домбай и пойти по дороге в сторону Алибека, а потом свернуть на тропу, идущую вверх по лесу. Вот на этой тропе и обнаружилось, что силы у всех разные. Кто–то уходил вперед, кто-то сильно отставал, и впередиидущим приходилось их ждать. Делая большое количество передышек, с целью дождаться отставших, мы вышли из леса на травянистые склоны, где на торчащей из склона скале были проведены небольшие скальные занятия. Полазив по мокрым скалам, мы двинулись дальше. Пройдя еще немного, мы вышли на полосу снега. Алексей Николаевич решил не упускать такой подарок судьбы и провести небольшие снежные занятия. Мы походили по снегу вверх, вниз разными способами, поглиссировали, позарубались. Пока мы занимались, отделение «значков» ушло выше нас. И когда мы закончили занятия и начали готовить перекус, они уже начали спуск вниз.

Перекусив, мы тоже направились в базовый лагерь в «Горянку».

17 июля

Скальные занятия. Пунктуальностью мы не отличились и в этот день (если честно, то мы только один раз за все сборы вышли в назначенное время). Занятия планировалось проводить на подходе к ночевкам под Белалакаей. Через Домбай мы прошли к реке Аманауз, возле которой нас встретили доблестные сторожа заповедника. После непродолжительных торгов было сдано по 20 рублей с человека, и мы двинулись дальше. Про красоту, окружавшую нас там, я писать не буду. Во-первых, все и так все видели, во-вторых, лично у меня во время подхода мысли были о чем угодно, только не о том, как же здесь красиво и замечательно.

У многих давали знать о себе стертые до костей новыми ботинками ноги. Вчерашний выход не прошел бесследно. Пройдя примерно половину пути, мы сделали привал у большого ручья, вытекающего из-под снежника; такую картину в Домбае я наблюдал впервые. Дождавшись отставших и отдохнув, мы двинулись дальше. Пересекли снежник и пошли дальше по тропе, практически все время забирающей вверх, и чем дальше, тем сильнее. Впоследствии тропа превратилась просто в осыпь, и идти по ней стало не просто тяжело, но еще и страшно. Через некоторое время мы встретили группу энергетов, которые шли под Белалакаю. Инструктора решили, что мы все все-таки сбились с правильной тропы.

Проще говоря, скальные занятия начались уже на подходе к ним. Затем, Алексей Николаевич нашел подходящую скалу и показал нам, как бьются крючья и кладутся закладки. Мы сами тоже попробовали... с переменным успехом. После того, как я отломил кусок от скалы, забив в нее крюк, вера в надежность этих скал у меня почему-то пропала.

Потренировавшись бить крючья, нас поделили на связки и показали маршрут, по которому надо было пролезть, положив свои точки и побив крючья. Затем, перекусив, мы пошли вниз. Отделение Горбачева все еще продолжало заниматься.

На спуске нас ожидало несколько сюрпризов, главным из них была дюльферная петля и стенка метров 7-8 высотой. Я впервые в жизни спускался спортивным дюльфером. Все справились с этой преградой и дальнейшие трудности на этой тропе больше не вызывали проблем.

В лагерь мы возвращались с мыслями о том, придем ли мы раньше отделения Горбачева, а подходили к лагерю мы уже в сумерках. Оказалось, что мы пришли раньше, а они вернулись часов 11 в кромешной тьме.

День прошел плодотворно, все устали.

18 июля

День отдыха. Правда, не совсем день отдыха. Около 12 часов дня два отделения начальной подготовки собрались во дворе, и Ерохин прочитал лекцию о правилах горовосхождений, зачитал отрывки из «Тирольской декларации о хорошем стиле в горных видах спорта». Затем были проведены занятия по вязке узлов, на которых я узнал, что с помощью узла заячьи уши можно связать беседку. Сам проверял – можно.

После лекции Анатолий Карпов проверил у нашего отделения личное снаряжение.

Во второй половине дня, ближе к вечеру два отделения во главе с Алексеем Николаевичем пошли на экскурсию к Чучхурским водопадам.

На следующий день был запланирован двухдневный выход на Капские ночевки, поэтому вечер был посвящен сбору продуктов и снаряжения.

19 июля

Утром был выход. Кто-то даже успел вовремя. Уже привычная дорога в сторону альплагеря Алибек. По пути сделали остановку на кладбище альпинистов. Почтить память и задуматься.

Дальше мы свернули с шоссе Домбай-Алибек и по висячему индейскому мосту переправились через реку. Как ни странно, никто не упал. Дальнейший наш путь шел по «обезьяньей тропе», вверх вдоль водопадов. Преодолев испытания, мы вышли на нижние, а затем и на верхние Капские ночевки. Несмотря на уверения разрядников, что есть место максимум еще для трех палаток, мы спокойно поставили еще 9 штук и принялись готовить обед. В процессе постановки лагеря Ерохин показал основное назначение ледоруба – выкорчевывание камней с места для палатки. Путем таких манипуляций за 20 минут каменистый склон превратился в ровнейшую площадку для трехместной палатки. Девчонки обоих отделений поставили палатки рядом со склоном, с которого туры с заметной периодичностью устраивали камнепады, и, несмотря на все уговоры, переносить их не собирались.

После постановки лагеря и обеда, оба отделения вышли на ледовые занятия. До занятий, как оказалось, тоже еще надо дойти по леднику. Когда мы дошли до места занятий, отделение Горбачева уже ходило вниз по склону, как солдатики, с ледорубом на изготовку. Это так забавно снизу выглядит. У меня, правда, так и не получилось правильно ходить, также как они. В процессе занятия мы попробовали разные способы хождения в кошках по льду. Попрыгали через трещины, прошли своеобразную полосу препятствий: прыжок через трещину, спуск в «яму», подъем по ледовой стенке. Анатолий Карпов, не раз повторявший всем, что ледоруб обязательно должен быть пристрахован, на собственном примере объяснил что бывает, если не следовать его советам, и уронил ледоруб в неглубокую трещину. После этого Карпов научил нас крутить ледобуры. На этом занятия закончились, и мы вернулись лагерь. Куда через некоторое время вернулось с 2Б на пик КАП отделение Ксюши Кочневой, в котором Митя Шепелев и Настя Елагина закрыли 3 разряд.

Тяжелый день закончился ужином и поздравлениями Мити и Насти.

20 июля

Снежные занятия. После завтрака все вышли на занятия. Снежные занятия были не намного ближе ледовых – около часа ходьбы по леднику. Подойдя под снежник, мы облачились в системы. Затем отработали технику передвижения по снегу, вырубку ступеней, хождение след в след, хождение на три такта. Самым захватывающим упражнением было самозадержание. Зарубались мы из разных начальных положений на животе, на спине, вперед ногами, вперед головой... Красота! Лично я получил огромное удовольствие. Также мы отрабатывали страховку через ледоруб, пробовали срываться. Наташа Шустова, сама того не подозревая, едва не улетела на камни, когда я ее страховал... После этого мы прошли мини маршрут, комбинируя скалы и снег. Около часа дня занятия закончились, и мы пошли в лагерь с целью в 4 часа дня начать спуск в «Горянку».

Пообедали. Собрали лагерь. В 4 даже кто-то вышел. Я, по причине своей копучести, вышел предпоследним. Поскольку Катя Молоткова, моя напарница по связке, ушла из лагеря еще утром, то шел я один, а это очень вредно для меня, так как я когда только возможно перехожу на бег, а это плохо сказывается на ногах (стираются быстрее). В общем, то, что я в какой-то момент догнал и обогнал часть группы, не помешало мне снова ото всех отстать (на остановке, для выходя на связь) и заблудиться в тропах, натоптанных туристами, приходящими смотреть на водопады.

Но вскоре я опять нагнал основную группу, в которой, как оказалось, произошло ЧП. При спуске по тропе Владимир Юрьевич Горбачев сильно повредил руку. Несмотря на это, все продолжили спуск и, переправившись через все тот же подвесной мост, дальше все пошли в собственном темпе.

Вечером за ужином Алексей Николаевич сообщил, что он должен будет уехать на 5 дней, и мы остаемся под руководством Анатолия Карпова. Анатолий между тем все еще находился на спуске вместе с Леной Потаповой, у которой заболело колено, и она не могла быстро спускаться. Им на помощь из лагеря выбежали Тигра с Митяем, которые поймали машину и поехали встречать Лену с Анатолием к висячему мосту.

21 июля День отдыха. Полноценный день отдыха. Все отъедаются в кафешках, сушат снарягу, и думают что же будет дальше. Один инструктор болеет, другой уехал, в строю остался только Карпов, который еще пока не инструктор. Карпов всех расспрашивает о самочувствии и готовности идти на гору. Все думают, что пойдем на Сулахат с Собачьих ночевок.

22 июля

Подход под Семенова

После долгих размышлений все-таки было объявлено, что на 2 часа дня назначается выход на ночевки под Семенова-Баши. Сборы не составили трудности, так как Анатолий весь прошлый день заставлял нас подготавливать снарягу, собирать еду и готовиться к выходу. Осталось только застегнуть рюкзак и надеть ботинки.

Несмотря на готовность рюкзаков, на выход мы опоздали. От «Горянки» спускались вниз на канатке - спасибо Вове, который успел наладить связи со всеми местными жителями. Но это не помогло нам догнать отделение Горбачева, которое вышло раньше. А нагнали мы их на дороге к Алибеку. Было воскресенье, и активность у всяких служителей правопорядка была повышена. Проходу нам не давали, все хотели содрать с нас денег за то, что идем в заповедник и топчем его ногами. Самым серьезным препятствием для нас стал козел, из которого вышли 4 мужика с пистолетами. Разговоры с ними затянулись где-то на час. Заплатив 2000р, мы двинулись дальше, но время было потеряно. Затем мы шли по уже знакомой тропе, по которой мы ходили в первый день. Где-то на полпути начался дождь, который потом продолжался с разной степенью интенсивности. Пройдя то место, до которого мы доходили в первый день, мы пошли траверсом по травянистому склону, смоченному дождем. Удовольствие ниже среднего, да и вообще не удовольствие. Скользко и стремно.

Тучи все продолжали сгущаться, начинал накрапывать дождь. Пройдя страшный сыпучий кулуар, мы подошли к месту, где можно было поставить лагерь (как оказалось, до нормальных ночевок мы не дошли минут 15). И хлынул ливень. Мы быстро поставили палатки и залезли внутрь, чтобы не мокнуть. Тем, кто не залез, Карпов объяснил, что это надо сделать. Дождь закончился минут через 20. Приготовили ужин, поели и легли спать.

23 июля

Семенов-Баши с юго-востока 1Б к.тр.

На следующее утро я проснулся оттого, что встали дежурные соседнего отделения Глеб и Слава, и начали готовить завтрак возле нашей палатки. Анатолий проснулся от того же. Но он, в отличие от меня, не стал молчать и сказал, что он думает о поведении дежурных на бивуаке.

На 8 утра был назначен выход. Позавтракали и вышли. Из Маршрута мне запомнилось только то, что мы практически постоянно шли по сыпухе. Сначала по сыпящему кулуару (по правой его стороне), потом повесили перила, вышли на гребень, связались, пошли по гребню, обходя жандармы по жуткой сыпухе, из которой улетали телевизоры с диагональю 15 дюймов. Очень ужасные воспоминания. Таким образом мы дошли до вершины, сходили к туру, положили записку, сфоткались, перекусили. На перекусе обнаружилось, что воды очень мало. Не напился никто. Но воду особенно и неоткуда было взять, так как на ночевках воды тоже не было. Мучаясь от жажды, двинулись вниз. Опять по все той же ужасной сыпухе. Повесили дюльфер там, где были перила, и дальше по сыпящему кулуару (теперь уже по левой его стороне). Дальше старались идти цепочкой, но, несмотря на это, я умудрился спустить небольшой камень Машке в ногу. Лицо у нее в этот момент было такое, что мне показалось, что я теперь для нее злейший враг на всю оставшуюся жизнь. Спустившись из кулуара, мы пошли до лагеря каждый в своем темпе.

Пришли в лагерь, немного перекусив, сняли лагерь и пошли вниз. Шли каждый в своем темпе, и поэтому сильно растянулись.

Придя в «Горянку», поужинали. У кого-то был коньяк, у кого-то еще что-то было. Досидели до того, что поздравили Наташу Шустову с днем рождения, который был 24 числа.

24 июля

День отдыха. День рождения Наташи. Ничего примечательного, кроме дня рождения Наташи, я вспомнить не могу, обычный день отдыха. Встали поздно, сходили в Домбай, пообедали «У Зули».

25 июля

Выход на Птышские ночевки. Уже по традиции, выход был назначен на вторую половину дня. Почти все успели кроме Вовы, опоздавшего минут на 20. Скорее всего, это сказался Наташин день рождения.

Шли мы на Нижние Птышские ночевки. Пожалуй, единственные ночевки, на которые мы шли не через Домбай. Полдороги до этих ночевок мы уже проходили, когда в самом начале сборов ходили на Чучхурские водопады. Дальше тропа шла вдоль реки по живописному цветущему лугу. Очень красиво. Этот подход лично мне показался просто прогулкой после всяких «обезьяньих троп». Справа течет река, слева живописнейшие водопады. Особенно мне запомнился двойной водопад, в котором два потока воды падают параллельно. Единственное, что могло омрачить эту прогулку - это речка, которая преградила путь, и через нее было страшно перепрыгивать. Но все с этим справились и скоро все добрались до ночевок. Поставили лагерь и, полюбовавшись восходом луны, легли спать.

26 июля

Домбай (Малый) по западному гребню 2А к.тр.

Наши ряды поредели, в лагере решили остаться Катя Молоткова, Лена Потапова и Наташа Шустова.

Выход был назначен на 6. Это, пожалуй, был единственный день, когда все собрались вовремя. Мы вышли раньше отделения Горбачева. Анатолий сказал, что мы поведем его, так как маршрут должен быть выучен. Вперед пошла Юля Воротникова, даже не пошла, а скорее побежала. Мы за ней успевали с трудом. Закончилось это тем, что все устали, и мы сделали привал. У меня был бешеный пульс, и разболелась голова. Я уже хотел попроситься идти вниз, во-первых, из-за того, что плохо себя чувствовал, а во-вторых, без Катьки шлось ну уж очень непривычно, как будто не хватает какой-то части тебя самого. Но в тот момент я решил оставить свои переживания при себе.

Немного передохнув, мы продолжили путь «вверх по альпийским лугам» как было написано в описании. Затем, дойдя до верхних ночевок, ушли влево по бараньим лбам, оттуда через зеленый кулуар по крупной осыпи по направлению к гребню. В какой-то момент увидели впереди людей, спускающихся вниз. Мы сначала не поняли, в чем именно дело, потом узнали в этих людях отделение Горбачева. В голову лезли всякие мысли, включая самые плохие. Оказалось, они просто заблудились. Анатолий с Владимиром Юрьевичем, посовещавшись, повели нас дальше уже в верном направлении. Выйдя на гребень, мы увидели картину, которую у меня не получается описать словами. Вершины гор везде, докуда хватает взгляда, и вдалеке – Эльбрус. Потом мы прошли по гребню, иногда выходя на снег. На последнем подъеме перед вершиной встретили спускающееся отделение Горбачева. Глеб ехидно похвастался, что они ели мармелад и еще какие-то вкусности. А еще они были в восторге, что с вершины увидели Эльбрус. Мы взошли на вершину, посмотрели, оставленную Горбачевым, записку.

На перекусе опять обнаружилось отсутствие воды в достаточном количестве. Жажда мучила весь спуск. Вова усугубил ее килькой, оставленной дружественным отделением для горных козлов. Руководствуясь своей жаждой, он убежал вперед всей группы и вскоре скрылся за перегибом. Осознав его пропажу, мы начали его звать, и вскоре он появился метрах в двухстах впереди нас и направлялся к кулуару, но не к тому к которому надо. На наши крики он не откликался. В это время Карпов начал разговор про горняшку, и про то, чем обычно заканчивается то, что человек отбивается от группы. Лично я начал волноваться за Вову. Но он к счастью нас услышал. Спустившись по кулуару и попив, мы продолжили путь. По пути встретили Алексея Николаевича, который вернулся из отъезда и наблюдал за нашим спуском. На ночевках часть людей решила идти в «Горянку», а часть осталась еще на одну ночь.

В этот же вечер с собачьих ночевок вернулось отделение Ксюши.

27 июля

Возвращение с Птышских ночевок. День отдыха. Утром оставшиеся люди спустились с ночевок. А другие отдыхали. Я, Митяй и Костян пошли лазить на местный скалодром. Очень необычное, но интересное лазание, реалистичное: можно получить камнем по голове. Мне там запомнилась одна трасса, которую мы даже не пробовали: вертикальная стена с набитыми шлямбурами. При ближайшем рассмотрении можно найти микрорельеф. Меня сейчас прямо тянет к ней.

Вечером был разбор восхождения и обсуждение дальнейших планов. Запланировали выход на ночевки под перевалом Джаловчат, с которых предполагалось сходить по две горы. Планировалось переформировать отделения, с этой целью инструктора определили, кого пускать на 2Б, а кого нет.

На следующий день Юля, Артем и Вова должны были уезжать, и поэтому был ужин, за которым чего только не пили. Таких пьяных людей я не видел давно. К двум часам ночи остались только самые стойкие: Артем, Вова и четверо старших разрядников. С кухни доносились звуки песни Led Zeppelin Stairway To Heaven с русскими словами.

28 июля

Выход на Турье озеро. Выход был после обеда. Так как подход сразу под перевал Джаловчат был бы очень длинным и тяжелым, его разбили на два дня. В первый день мы пошли от «Горянки» до Турьего озера. Наши отделения значительно уменьшились. Из нашего отделения уехали домой Юля, Артем, Вова и остались в «Горянке» Катя и Лена. А еще отделился Анатолий, собиравшийся с Рустамом замочить пятерку.

Было очень непривычно идти таким маленьким составом, лично мне очень не хватало Катьки. На КСП были наняты 2 буханки, которые довезли вещи и нас до Алибека, что сократило путь часа на два минимум. Немного пройдя от Алибека, мы встретили пограничников с автоматами и собакой, размером с небольшого медведя. После проверки документов мы пошли дальше и под переменным дождем, встречая туристов-матрасников, возвращающихся вниз, направились дальше к озеру. Когда мы пришли на озеро, начался дождь, и лагерь мы ставили в спешке. Вскоре дождь закончился. Приготовили ужин, поели, а потом, вопреки всем запретам, развели небольшой костер. На этом и закончился день.

29 июля

Подход под перевал Джаловчат от Турьего озера. Встали, когда уже было жарко. Не торопясь, позавтракали. Сходили искупаться. Впервые я купался так высоко, тем более в озере, в которое стекает речка с ледника. Непередаваемые ощущения, а вода такая же по температуре как море в Крыму в мае... ну чуточку холоднее. В соседнем отделении произошли изменения: Глеб с Машей и Игорь Трусилов решили дальше не идти и спуститься вниз. 20 банок тушенки и 10 банок сгущенки, которые они несли, равномерно распределились по рюкзакам Вити Полякова и Сереги Прохорова.

После этого был подход. Самый ужасный за все сборы. Идти надо было по кустам, которые постоянно цеплялись за рюкзак. Было ужасное пекло. Я чуть-чуть не остался там. Но кое-как все трудности кустов были преодолены, и мы подошли под ледник, с которого дул спасительный прохладный ветер. Мы вышли на ледник, и идти стало заметно легче. Преодолевая трещины, мы двигались вперед к заветным ночевкам. Практически без потерь, только Наташа один раз по пояс провалилась в трещину. Отделение во главе с Горбачевым ушло далеко вперед и блуждало между трещин, а мы во главе с Ерохиным решили пойти другим путем, обойдя трещины по скалам. Скалы оказались совсем нехожеными и нетронутыми. Сыпали, как положено. Добравшись до ночевок, поставили лагерь.

На следующий день было запланировано 2 восхождения: Горбачев+6(Кирилл Митюрёв, Полина Мартынова, Аня Франкевич, Лена Назарова, Витя Поляков и я) - на 2Б Джаловчат(Узловая) по северо-восточному гребню, и Ерохин+4(Саша Есина, Серега Прохоров, Маша Аксютина, Наташа Шустова) -на 2А пик Раздельный по юго-западному гребню. Через день же планировалось теми же группами сходить другие маршруты на категорию легче: Горбачев+6 - 2А на пик Раздельный, а Ерохин+4 - на 1Б Сулахат. Этими восхождениями часть участников закрыла бы 3 разряд.

30 июля

Восхождения. Выход был в 6. Успели далеко не все. И вообще, вылезти из теплого спальника туда, где замерзло озеро, в котором днем купался, очень тяжко. Начала маршрутов у обоих отделений совпадали. Мы двигались вместе. Выйдя на ледник, одели кошки и двинулись дальше, обходя трешины, связались и пошли дальше гулять по снежным мостам.

Подошли под маршрут. Владимир Юрьевич сказал, что спускаться мы будем по пути подъема, так как снежную единичку, по которой написано спускаться в описании, сильно поломало, поэтому лучше оставить кошки здесь, чтобы не таскать лишний груз. Мы оставили кошки, и пошли по маршруту. Маршрут проходил по гребню, большую часть времени шли одновременно и часа через полтора-два вышли на вершину. На вершине Владимир Юрьевич сказал, что спустимся мы все-таки по снегу, заберем кошки, и пойдем вниз. Спустившись с гребня, мы сразу же уткнулись в лед. В этот момент я понял, что не буду больше ничего нигде оставлять, чтобы потом вернуться и забрать. Кирилл, видимо, понял это раньше меня и кошки взял с собой. Прошел этот лед, провесил перила, к счастью, ледобуры мы не оставили вместе с кошками. И мы пошли дальше гулять по леднику. Не все оказалось так просто, как казалось с гребня, и маршрут движения пришлось изменить, то есть проложить свой. В какой-то момент мы поняли, что за кошками мы все-таки не пойдем, так как сильно от них отдалились, и за ними пришлось бы подниматься вверх. Перила Кирилл вешал еще несколько раз. Два раза мы дюльферяли в трещину. В одном месте пришлось даже делать самовыдергивающуюся станцию из двух ледорубов. Она даже выдернулась с первого раза. Затем мы проходили довольно-таки крутой ледяной склон, покрытый тонким снегом. На нем сначала улетел Кирилл и, проскользив метров 25 упал в небольшую трещину. Зарубится у него не получилось из-за того, что ледоруб просто не втыкался в лед, а тонкий снег не держал. Но все обошлось просто ушибом. Затем на этом месте улетела Полина, но она была с верхней страховкой и улетела недалеко, а потом в нее прилетел Витя Поляков. Дальше мы шли без особых приключений, если не считать провалившейся по пояс в трещину Полины. В лагере нас уже встречали те, кто спустились с Раздельного и уже успели отдохнуть. Путь вниз занял у нас времени столько же, если не больше, чем подъем, зато мы получили большой опыт хождения по леднику.

31 июля

День отдыха. У Владимира Юрьевича заболела нога, и он весь день пролежал в палатке. Ближе к обеду Алексей Николаевич, Глеб и я пошли спасать кошки, оставленные под маршрутом. Через 3 часа мы вернулись в лагерь. Во второй половине дня несколько человек пошли с Ерохиным гулять на перевал квадратный, попали там в грозовую тучу, их намочило дождем, но они получили очень большое удовольствие. Остаток дня все сидели в палатках и бездельничали. Пока Ерохин с группой гуляли, в лагере был очень сильный град, которым засыпало все озеро, и оно стало целиком белым.

После ужина все долго не шли спать, а сидели и любовались звездами и Домбаем, который и на самом деле похож на мертвого зубра. Рустам загробным голосом рассказывал байки про Черного Альпиниста и Белую Невесту а также прочие страшилки. Наслушавшись всего этого, заснул я с трудом.

1 августа

Спуск вниз. Владимир Юрьевич выздоровел, и когда все только просыпались и вылезали из палаток, он уже забрался на склон и фотографировал. Не спеша, все собрались, и, по уже знакомой дороге, пошли вниз. Спускались быстро. По дороге встретили группу Ростовских туристов, идущих вверх. Они нам рассказали, что видели парня по имени Андрей из МАИ, который весь израненный спускался с Белалакаи (впоследствии Андрей Гушанов рассказал нам, что у него была забинтована эластичным бинтом нога). Шли практически без остановок. Первый нормальный привал был у Турьего озера, где все искупались, перекусили и набрались новых сил. Дальше шли также быстро, периодически обгоняя туристов с толстыми животами, маленькими детьми и собаками. От Алибека наняли 2 буханки, одна из которых, с вещами, поднялась прямо до «Горянки».

В гостинице нас встретили разрядники, которые не успели до конца подготовить посвящение. Немного подождав, все, под начинающимся дождем, прошли небольшое ИТО и троллей, в конце которого ждала печать на лоб и чашка киселя. Затем была произнесена клятва, и нас полили водой, что было уже не так страшно, потому что дождь успел всех намочить.

Вечером был праздничный ужин, посвященный окончанию сборов.

2 августа

День отдыха. Ужин был очень праздничный и вставать никто не торопился. Аня Франкевич, Лена Назарова и Маша Аксютина уехали в Геленджик, оставив Сереге Прохорову в подарок два полных 80 литровых рюкзака с просьбой довезти их до Москвы. Сначала у них был коварный замысел просто написать записку: «Сережа, пожалуйста, довези наши рюкзаки до Москвы», но Серега к их огорчению проснулся. Правда, отказать им он все-таки не смог, хотя надо было бы.

После обеда в «Горянку» вернулось отделение, ходившее на Домбай (Главный) по 3Б.

3 августа

Отъезд половины неуехавших. В этот день мы проводили Ксюхино отделение в полном составе, Анатолия Карпова, Лену Потапову и Андрея Гушанова.

Весь оставшийся день бездельничали и собирали вещи.

4 августа

Уехали сами. На двух газелях доехали до Черкесска, где сели в вагон, прицепленный к электричке.

Доехали до Невинки, где была почти четырехчасовая остановка. Часть людей пошли есть шашлык в привокзальное кафе, кто-то остался запертым в вагоне. Я с Катькой и Витей Поляковым пошли гулять в Невинку. Невинномысск оказался довольно-таки дружелюбным городом. Лично я не заметил ни одного косого взгляда со стороны местного населения ни на главной улице города, ни когда мы блуждали по дворам.

Дальше был поезд: две ночи и один день. А потом мы приехали в Москву...

Эпилог

По моему мнению, сборы прошли хорошо. Без жертв. Я первый раз был в больших горах летом, и мне понравилось. Естественно, есть как хорошие, так и плохие воспоминания, но хороших все-таки больше. Я увидел и узнал много интересного и помимо опыта в альпинизме получил еще и много знаний об окружающем нас мире. Единственное, что огорчает, - я так и не научился готовить.

А еще я общался с разными и интересными людьми, хотя без редисок тоже не обошлось, но это ничуть не испортило мне впечатление о сборах. Было весело, и у меня осталось много воспоминаний.

Из 3 сделанных мной восхождений мне больше всего понравилась 2Б на Джаловчат Узловую, так как на нем практически не было сыпухи. Сыпуху за время сборов я стал практически ненавидеть.

Одним словом, я ни разу не пожалел что поехал на сборы.

ОБСУДИТЬ ДНЕВНИК НА ФОРУМЕ

 
Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться -->
или
 
--> Зарегистрироваться <--
   

    




Подписаться на новости
 
Camp Russia
Венто
Simond

Маёвец.ru
         
  © 1996–2018 Альпклуб МАИ