Альпклуб МАИ
     
 

Главная / очерки / ...

Зимний Эльбрус

Автор: Ксения Иконникова

От появления мысли взойти на Эльбрус зимой и до момента, когда мы стояли с рюкзаками в дикой очереди на подъемник, времени прошло достаточно. И сомнения разного рода мучили постоянно. Сначала было много прочитано, что-то я даже пыталась расспросить, без особого результата, а главным источником информации был форум М.ру, где тема эта была актуальна перед сезоном. На форуме сильно пугали. Наверное, это особый взгляд спасателей, подумалось тогда.

Февраль месяц, четверо желающих взойти на высшую точку Европы. До переезда на Бочки дней 5 просто катались, получая свою расслабленную аклимуху. Следили постоянно за положением дел на горе. Неутешительно: лед, погода не очень, на седловине уже 2 дня сидит группа из Москвы, на бочки подтягиваются спасатели. Ребята не могут спуститься, контрольный срок прошел. К счастью, все обошлось. Они спустились, рассказали, что изломало палатку, сами поморозились. Пытаюсь представить, что должно твориться там, наверху, чтобы эти мужики не могли идти вниз. Но представить не могу, впрочем, метет даже здесь, внизу. Вчера, наконец, удалось просмотреть маршрут: лед начинается сильно ниже скал Пастухова и блестит но начала косой, жесть.

Потом еще группа, серьезные все и бородатые, 4-ка. Несмотря на их серьезный подход к акклиматизации (пешком поднимались из Азау до бочек, не то что мы), взошел только один. Катаясь на Чегете, разговорились с гидом местным - он только покрутил у виска, узнав о нашем намерении, настоятельно посоветовал не соваться. Конечно, такие эпизоды не добавляли настроения и уверенности. В тот же вечер немного поругались, т.к. одни говорили, что надо слушать опытных людей (не соваться), другие - что надо самим посмотреть и вообще, третьи - молчали. Группа, как бы это сказать… деморализована. Тогда же промелькнула мысль, что совмещать восхождение и катание была не очень хорошая идея: глинтвейн, расслабление - а надо иметь серьезный настрой на тяжелую работу.

Следующим номером было посещение КСП Эльбрус: вчетвером, предполагаемой командой, выпускаемся. Главный, наш самый опытный альпинист – Саня. Я неосознанно пытаюсь спрятаться за спины ребят. Выпускает пожилой мужик. Пугает. Спросил про квалификацию – «2е разряды» - да мне плевать, тут же отвечает, снежные барсы гибнут… 3 км льда, не ходите! Потом меня углядел: «Что, ты тоже пойдешь?!», закатывает глаза к небу… Спрашивает о наличии снаряги: кошки, веревка, буры - все есть. Записывает, машет на нас рукой. Доверия однозначно не вызываем… или тут так положено? А у меня сомнения: достаточно ли тренировалась, готова ли морально, идти ли, если и летом не была выше 4500… Словом, мука!

Садимся наконец в вагончик, видна вершина, и тут же отлегло. Теперь все солнечно: мы такие дружные, замечательные, молодые... Все получится, конечно, иначе и быть не может, столько же вложено, этим только и жила последние полгода.

Приезжаем, селимся, откопаны только 2 бочки – остальные занесены снегом по крышу: и правда, непопулярное время. Обед, выход до приюта, фотографируемся и вниз. На следующий день идем до скал Пастухова, хождение (эх, впервые у меня, если не считать Хибин) по зимнему льду, тесты новых, буржуйских буров. На штурм вышла 2-ка, медленно идут, заковырялись выше скал Пастухова, на льду. Не взошли, а мимо нас реально пробежал мужик, в сезон подрабатывает гидом, чуть не каждые выходные бегает наверх (!!!). Бывают же такие здоровые. Он отсоветовал нам идти на штурм завтра, сказал, надо отдохнуть денек, и лучше внизу. Приняли к сведению. Когда же поднялись, наконец, до скал Пастухова, начало плющить. Подумали, он прав. Посидели, и вниз. Ну и слиняли тут же в Азау. Заболел руководитель, Саня, надо снова на КСП – перевыпускаться. Наших знакомых нет, спасателей перебросили в Адырсу… Без разговоров перерегистрировали. Атмосфера тягостная – телевидение, суета, но пока ничего толком про ЧП неизвестно. Убегаем оттуда. К вечеру на бочках, в 6 спать… Поднялся ветер, порывы ударами отдаются в стенах нашего домика: чувствую, как подрагивает бочка, с тоской смотрю в окно, на небо. Неужели погода снова испортится?

Подъем, 2 часа. Вскакиваю первая - выспалась! Выхожу на улицу, небо ясное, ветер хоть и есть, но идти можно, ура!

Выходим в 3.15 в полной темноте, идем по следу ратрака. На горе одни. – Одни, осознаю это - и в груди возникает холодок: полная темнота и тишина. Подходим к Пастухова и одеваем пуховки. Я не могу согреться, жуткий холод, еще этот ветер. Температура при этом, кажется, не очень низкая, как выживают здесь при -30 и ниже, немыслимо. Сижу в своей мега-теплой пуховке и понимаю, что продолжаю замерзать, клонит в сон. Мне командуют достать термос, пьем чай – уже лучше. Заставляют встать, попрыгать и помахать руками – гораздо лучше, снова чувствую себя человеком.

Появились силы, наверх, тем временем всходит солнце. Панорама и краски рассвета завораживают. Долго смотрю на Ушбу – красавица… Ребята фотографируют, я забиваю точку в GPS.

Впереди - самая сложная часть маршрута – несколько веревок льда выше скал, метров 200. Как раз тут чаще всего слетают, внизу находится то, что называют трупосборник, информационно емкое определение. Предлагаю связаться – встречаю отказ со стороны Сани. Аргумент: один сорвется – утащит всех. Он, конечно, прав – говорю, что можно же покрутить буры. На что мне предлагают идти вниз и там ходить в кошках, если я неуверенно себя на них чувствую. Черт, ну и ситуация: не место и не время чтобы ругаться, и сам человек знает, к чему приводит пренебрежение элементарными правилами, даже на снегу, не говоря про зимний лед. Пытаюсь вести себя мудро – как результат, через 2 мин мы уже связны. Отечественные буры отказываются крутиться напрочь. Независимо от прилагаемых усилий, зубья лишь царапают лед, идем с буржуйскими – вот это вещь. Аккуратно, без ошибок, проходим лед. У верхней границы оставляем бур и веревку, как вклад в спуск.

На косой полке скорость движения сильно снижается, кажется, идем по ней бесконечно. 30 шагов - остановка, 30 шагов - остановка. Так, правда, легче организовать себя. Иду улыбаясь: мне хорошо, хотя сосредоточена на том, чтобы пройти 30 шагов и потом за 10 сек восстановить дыхание. Безумно красиво кругом, видна вершина, видна тропа, силы есть – я почти у цели, которая влекла меня так долго…Сложнее оттого, что не была здесь раньше: не представляю, сколько еще идти, что за участки, тяжело ли даются. Нет возможности что-то рассчитать.

Наконец, седловина. Как в трубе свистит ветер, сильный и очень холодный. Пытаемся спрятаться от него, чтобы попить чай – негде. Пьем чай на ветру, открыли пакетик чернослива и даже успели съесть половину, а вторую выдуло. Может когда-нибудь прорастет этот февральский посев.

На подходе к седловине было тяжело, после чая и 20 мин отдыха силы вернулись. Совет – долго решаем, идти ли дальше: если свалить сейчас, успеем в Азау. К душу, еде, ребятам. Или наверх, время еще есть. Было рассчитано, чтобы успеть спуститься засветло, надо повернуть не позднее 2-х. Проблема опять в том, что не знаю, сколько до вершины, как идется этот участок. Идем вверх, но минут через 20 Саня заявляет, что не успеем, и говорит о своем намерении повернуть. Мы с Лехой роем землю – говорим, что пройдем еще немного, посмотрим. На самом деле, хочется плакать – так близко, а не вершина и все тут. Чуть-чуть от победы до ничего. Уже после спуска, я поняла как была неправа. То, что мы радостно бросили человека и поскакали наверх, полностью противоречит моим представлениям о поведении в горах. Получилось же все неосознанно и … некрасиво. Все обошлось, иначе были бы кругом виноваты, и правильно. Хорошо получать опыт на таких моментах: осознаешь все, и никаких необратимых последствий. Надо же было, как минимум, спросить его, хорошо ли себя чувствует, как голова – руки – ноги.

Благополучно дошли до вершины, по вешкам - не заблудишься. Оглядываясь с улыбками друг на друга, шли мы с Лехой по предвершинному плато. Кавказ уже внизу, от предчувствия победы ощущаю прилив сил, необычайную легкость в голове… Вот она, совсем близко. Счастье, мы смогли! Вместе, нога в ногу поднимаемся: небольшая площадка, вмерзшие в снег разноцветные ленты. Оглядываемся кругом – непередаваемые ощущения оторванности от мира. Заснеженные пики, сколько хватает глаз… Времени мало, ровно 2 часа. Забиваю в GPS точку с названием «Вершина!!!». Фото, и обратно. Мысленно прошу Старика отпустить нас, валим вниз. Затуманенный желанием вершины мозг, наконец, начинает работать. Да, оставленный нами на седловине член команды мог … много чего могло случиться. Как так получилось? Неужели амбиции победили здравое мышление?

Вниз сложнее. Участки льда, которые по пути наверх не особенно напрягали, теперь пугают. Ноги уже подустали, а лететь везде есть куда. Вот и седловина, вот и Саня, как хорошо, все ок. Спустившись, правда выясняем, что на самом деле он замерз, и сильная головная боль не проходит, эх… А мне отлично, ненормальный подъем сил, всплеск эмоций, хочется прыгать, кричать. Короткий отдых - и вниз, Договариваемся попробовать успеть спуститься в Азау сегодня. Ха! После выхода на полку скорость резко падает. Замечаю что очень жесткий снег, круто. Страшно, голова не очень ясная, а идти надо 100% надежно. Связь: останавливаемся, говорим с ребятами. Силы не хотят восстанавливаться. На льду дюльферяем с Лехой, Саня спускается пешком. Он ожил, как только сбросили высоту, нам же тяжко. На Пастухова разделяемся – Саня убегает на Бочки готовить чай. Мы же идем ну очень медленно, темнеет. Но уже не страшно – есть явный след ратрака. Кажется, вниз идти тяжелее, чем вверх. Леха останавливается пофотографировать, я продолжаю идти, чтобы не сбить темп, вот и абсолютная темнота. Перестаю видеть идущего чуть позади Леху, он тоже не включает фонарик. Как хочется лечь – после борьбы с собой сажусь, отдыхаю. Вот, наконец, и Бочки, светятся два окна. Подойдя ко входу, сажусь на снег, желая еще пролить эти мгновения, продлить это восхождение. Посмотреть на высокое звездное небо. Блаженство, счастье… Снимаю с себя кошки, рюкзак, бахилы, систему, скидываю все в кучу. Из соседней Бочки выходит мужик какой-то, смотрит на меня. «Взошли?», спрашивает. Отвечаю гордо, что да, все получилось. Поздравляет. Захожу в бочку, просыпается чувство голода и жажды. Полчаса, и заваливается Леха. Ура! Все спустились, все в сборе. Не хочется ни вниз, ни в душ. Счастливые, еще раз поздравляем друг друга, и мгновенно засыпаем.

Если не навсегда, то надолго запомню этот вечер в хорошо натопленной, такой уютной и почти родной бочке, этот вечер на склонах действительно поразительной Горы, в компании людей, разделивших со мной радость победы. Победы над страхами, нерешительностью, сомнениями. Разделившими со мной это прикосновение к горам, восхищенно смотревших на освещенный неповторимым закатом и рассветом Кавказ.

 
Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться -->
или
 
--> Зарегистрироваться <--
   

    




Подписаться на новости
 
Camp Russia
Скалолазный центр BigWall на Савеловской
Simond
ClimbLife - Путешествия на скалы.

         
  © 1996–2018 Альпклуб МАИ